Живой Город - движение за сохранение культурного наследия Санкт-Петербурга

Дом по адресу: наб. р. Фонтанки, 145 б. Основные исторические сведения.


Дом по адресу: наб. р. Фонтанки, 145 б построен на рубеже XVIII – XIX вв. (в период с 1798 по 1806 гг.). Адрес по Фонтанке, № 145 а имеет соседний к западу дом на том же земельном участке, угловой с пер. Макаренко (ранее – Усачев пер.). Границы участка на плане 1806 г. приблизительно соответствуют современным. Начиная с рубежа XVIII-XIX вв. и вплоть до 1860-х гг. рассматриваемый участок находился во владении семьи купцов Бочковых.
В 1877 г. участок, выходивший тогда на три красных линии: Усачева переулка и набережных Фонтанки и Крюкова канала, находился в собственности купца II гильдии Алексея Яковлевича Шагина. В середине 1870-х гг. этот владелец решил перестроить скромный трехэтажный дом по набережной реки Фонтанки, надстроив его одним этажом и изменив лицевой фасад во вкусе эпохи. Соответствующий проект был составлен выпускником Строительного училища, впоследствии – преподавателем Института гражданских инженеров (ИГИ), Д.В. Знобишиным, и 4 мая 1877 г. утвержден техническим комитетом С.-Петербургской городской Управы.
В комплект проектных чертежей входит и лист с изображением главных (по набережной Фонтанки) фасадов лицевых корпусов, стоявших к тому времени на участке. Угловое здание было двухэтажным; его фасад в 10 осей (+ одна на скошенном углу), с выделенными креповкой 3–6-й осями, был практически лишен какого-либо декора. Соседний (к востоку) трехэтажный дом, подлежащий перестройке, вплотную примыкал к угловому; место их сопряжения никак не было обозначено на общей фасадной стене двух зданий. Планы этой части города с изображением подомной застройки, созданные в конце XVIII – начале XIX вв., свидетельствуют о том, что расположенный к востоку (рассматриваемый здесь) дом был построен несколько позднее углового. Окна их первых этажей находились в одном уровне; окна второго этажа трехэтажного дома были размещены несколько выше. Фасад этого (изучаемого) дома, в 11 осей, обладал характерной для архитектуры классицизма симметричной композицией с выделенной креповкой центральной частью в 5 осей, увенчанной фронтоном, помещенным над четырьмя пилястрами ионического ордера. По центральной оси находился въезд во двор, перекрытый плоской аркой; над ним – два балкона на гранитных кронштейнах (ограждение показано схематично), один над другим, нижний чуть шире верхнего. Фасад чрезвычайно типичен для жилой застройки рубежа XVIII-XIX вв. и вполне заслуживает определения: «скромный, но изящный».
При перестройке все ранее существовавшие капитальные стены лицевого дома были сохранены; неизменной (в главных чертах), судя по всему, осталась и внутренняя структура здания. В основе планировки лежит традиционное для жилой архитектуры XIX в. деление постройки на две половины продольной капитальной стеной, идущей здесь до конька крыши. Образованные таким делением половины здания, в свою очередь, членятся на ряд помещений поперечными стенами и переборками; в рассматриваемом доме расположение комнат было одинаковым во всех этажах, кроме первого (включая и вновь надстраиваемый четвертый этаж). Характер планировки позволяет с уверенностью предположить, что здание было жилым и использовалось как место проживания хозяев или для сдачи квартир внаем. Интересной особенностью планировки рассматриваемого дома было объединение его внутренней структуры – в уровне первого этажа – со структурой соседнего (углового) здания: вход в западную половину первого этажа дома под современным номером 145 б осуществлялся через дверь, расположенную по крайней восточной оси соседнего дома (!), через проем в разделяющей их стене. Этот факт с убедительностью свидетельствует о близких родственных отношениях семей, живших в этих двух домах. О том же говорят и данные адресных книг, по которым различные постройки на этом обширном участке принадлежали различным членам одной купеческой семьи.
При надстройке лицевого корпуса Д.В. Знобишин лишь усилил перекрытие над первым этажом, применив (судя по разрезу) новую для того времени конструкцию в виде ряда железобетонных (?) сводиков (остальные перекрытия, включая вновь проектируемое, были деревянными), а также сделал новую лестницу. По всей видимости, она располагалась на месте старой, в северной части здания, вплотную к стене проездной арки (к востоку от нее). При перестройке архитектор возвел новую капитальную стену в помещении первого этажа, расположенном между лестничной клеткой и лицевым фасадом, где до этого уже существовал вход (по 7-й оси, рядом с проездом). Отделенная часть (в 1 ось), таким образом, превратилась в вытянутый в плане вестибюль, имевший дополнительный вход непосредственно из подворотни. Оттуда посетитель попадал на вновь устроенную трехмаршевую лестницу (лестничная клетка – в 2 оси). Последний, сокращенный, марш вел с площадки четвертого этажа на чердак. Интересно, что на проекте площадки этой лестницы расположены вдоль северной (обращенной во двор) фасадной стены здания. Современные обмерные чертежи, однако, показывают более традиционное размещение площадок вдоль продольной капитальной стены дома. Переход от марша к маршу по проекту осуществлялся при помощи забежных ступеней; в реальности были сделаны промежуточные (межэтажные) квадратные площадки. Все это свидетельствует о том, что, по всей видимости, в данной части проект был осуществлен с изменениями (равно как и отделка фасада, о чем пойдет речь ниже). На поперечном разрезе лицевого корпуса показано ограждение маршей в виде профилированных стержней, с деревянным поручнем. Отделка лестничной клетки не изображена, однако, по свидетельствам очевидцев, в реальности она была выполнена и включала обработку филенками стен и нижних поверхностей маршей; переход к зеркальному перекрытию оформлен профилированной тягой, в центре потолка – лепная розетка. С площадок вели двери в квартиры (по одной на каждом этаже); анализ планировки показывает, что, по всей видимости, западный вход был задуман как черный.
Что касается декоративного оформления лицевого фасада перестраиваемого дома, то и более поздние документы, и фотоматериалы свидетельствуют о том, что при постройке в первоначальный проектный вариант были внесены существенные изменения. Они в особенности коснулись отделки первых трех этажей. Проект Д.В. Знобишина предполагал достаточно эклектичное (в худшем смысле этого слова) сочетание декоративных элементов совершенно различных архитектурных стилей: итальянского Ренессанса ХV века – в нижних двух этажах и Людовика ХVI – в верхних. В оформлении плоскости стены первого и в обрамлениях окон второго этажей предполагался рельефный руст с чередованием плоских и отделанных «шубой» «камней»; свободная плоскость стены второго этажа должна была быть обработана ленточным рустом. В реальности в первом этаже был использован обычный дощатый руст низкого рельефа; при этом плоскость стены, также как и во втором и третьем этажах, обработана «шубой» (ею же декорированы филенки под окнами третьего этажа). Под сандриками окон третьего этажа проектировались не лепные декоративные рельефы с маскаронами, а чередующиеся фигурная филенка и «полотенце». Филенки предполагались и под окнами. Оформление четвертого этажа было осуществлено практически без изменений; только в завершении оконных проемов планировались не замковые камни, а рокайльные элементы над рамочными наличниками. Ограждение кровли было запроектировано в виде парапетной решетки простого геометрического рисунка – а выполнено в виде балюстрады. В то же время отделка плоскости стены под окном (в проекте – окнами) эркера изначально задумывалась в виде балюстрады. В целом отступления от проекта в оформлении лицевого фасада, скорее всего, были обусловлены соображениями экономии, но при этом, пожалуй, послужили в пользу большей целостности композиции. На проектном чертеже над входной дверью в здание показан металлический козырек; отсутствие фотографий дореволюционного периода не позволяет определить, был ли он осуществлен (на фотографии 1939 г. он отсутствует). С чисто художественной точки зрения его воссоздание не представляется целесообразным, т.к. он нарушает симметрию фасада.
Помимо лицевого корпуса, Д.В. Знобишин, как уже упоминалось, создал проект трех пятиэтажных дворовых флигелей, замкнувших периметр участка. Как можно заключить из архивных чертежей из того же дела ЦГИА СПб., в первом этаже восточного из них (в 8 осей) находились каретники, в первом и втором этажах южного (в 7 осей) – конюшни и сенники; вдоль последних по фасаду шла галерея, укрепленная на металлических конструкциях. Планировка боковых корпусов – коридорная; южный корпус поделен на ряд помещений перегородками. Дворовые флигели (за исключением перечисленных выше нижних этажей), судя по всему, предназначались для сдачи внаем под дешевые квартиры.
Со времени перестройки лицевого корпуса в юго-восточной части участка и возведения примыкающих к нему дворовых флигелей серьезных изменений в этой части владения не происходило, несмотря на последовавшую вскоре очередную смену хозяев. В 1880-х гг. участок перешел в собственность семьи генерала от инфантерии Сергея Павловича Зыкова (в нее входили супруга Татьяна Осиповна /Иосифовна/ и двое сыновей: Сергей Сергеевич и Александр Сергеевич Зыковы). Смена социального статуса владельцев связана с развитием города: в конце XIX в. территория у слияния Фонтанки и Крюкова канала перестала считаться окраиной и вошла в число престижных; там не считали зазорным селиться уже и представители аристократии, высшего столичного чиновничества. Адресные книги С.-Петербурга конца XIX и начала ХХ веков свидетельствуют о том, что глава семьи владельцев, генерал С.П.Зыков, был незаурядной личностью. В 1892 г. он не только состоял членом военно-учетного комитета при Главном Штабе, но и редактировал еженедельный журнал «Вестник Российского Общества Красного Креста» с ежемесячным приложением (на него можно было подписаться и отдельно, за несколько большую сумму) под названием «Досуг и Дело»: «журнал для войск и народа». Редакции обоих изданий помещались в рассматриваемом здесь доме, по адресу: наб. р.Фонтанки,145. Спустя несколько лет, к 1895 г., редакционная деятельность С.П.Зыкова вышла на другой уровень: он стал редактором, а в первые годы – и издателем известного среди исследователей истории России журнала «Русская старина». С.П.Зыков продолжал исполнять эти обязанности вплоть до 1907 г.; в названный период редакция этого знаменитого журнала также находилась в изучаемом доме на набережной Фонтанки . Рассматриваемый участок принадлежал семье Зыковых вплоть до 1917 года. При С.П.Зыкове или при ком-то из его наследников на месте существовавшего с конца XVIII века углового двухэтажного дома архитектором Д.Фомичевым был в 1909 г. спроектирован и в 1910 г. возведен шестиэтажный доходный дом, до сих пор остающийся высотной доминантой этой части набережной Фонтанки. Его фасады характерны для архитектуры позднего петербургского модерна с элементами неоклассицизма.
История изучаемого здания в советский период известна плохо. По всей видимости, оно не теряло своей жилой функции вплоть до расселения, последовавшего в середине 1980-х гг., после выданной в 1982 г. рекомендации на капитальный ремонт, предусматривавший сохранение лицевого корпуса в прежних объемах и снос западного дворового флигеля (что, впрочем, не было осуществлено). Современные планы говорят о том, что под жилье были приспособлены даже нижние этажи боковых дворовых корпусов, изначально не имевшие такой функции. В лицевом корпусе, в южной его части, планировка не претерпела принципиальных изменений; в западной части северной половины был выгорожен коридор, объединяющий ее с южными помещениями западного дворового флигеля.
Фотографии советского периода (1939 и 1949 гг.) показывают, что к тому времени над проездной аркой и над эркером были устроены балконы; нижний из них был огражден балюстрадой, верхний – кованой металлической решеткой. В проеме проездной арки видны деревянные створки ворот (в настоящее время утрачены). Полностью утрачено сейчас и ограждение кровли (за исключением кирпичных оштукатуренных парапетов по сторонам), а также лепнина на фонаре (хорошо видна на проектном чертеже фасада, фрагменты показаны на фотографиях советского периода).
Рассмотренное здание является чрезвычайно характерным образцом жилого дома, возведенного в исторической части С.-Петербурга на рубеже XVIII-XIX вв. и перестроенного во второй половине XIX в. Вместе со зданием на западной половине того же участка оно состоит на учете КГИОП С.-Петербурга (комплекс; статус – «вновь выявленный объект»).
А.Ю. Малахиева, искусствовед. 2000 г

Торжественная церемония открытия временного деревянного моста рядом с разрушенным Египетским мостом 16 апреля 1905 г.
Фото ателье Буллы. Источник — pastvu.com

В центре снимка — нынешний дом 145б по наб. Фонтанки.
Объявления
14 ноября 2017 г.
Защитим Тележную!
RSS-подписка
Петербургский ФотоКросс
Karpovka.net Петербург на 4kg.ru. Фото, история, бизнес, люди, улицы, ссылки  

Независимое общественное движение «Живой Город»

Независимое общественное движение «Живой Город»