Живой Город - движение за сохранение культурного наследия Санкт-Петербурга

Следственный изолятор №1 «Кресты»

Последние новости.

«Кресты-2» станут самой большой тюрьмой в Европе.

В распоряжение «Российской газеты» попал проект нового СИЗО «Кресты-2», который появится в городе Колпино под Санкт-Петербургом.
По данным издания, тюрьма, которая разместится на участке площадью 36 гектаров между железной дорогой и Шлиссельбургским шоссе, будет самой большой в Европе.
На территории СИЗО будут построены два изолятора в виде крестов, рассчитанные на 4000 мест, столовая на 150 мест для сотрудников, спортивный корпус с тиром, пятиэтажная медицинская часть с амбулаторией и стационаром, гараж на 40 машин, пожарное депо и вольер на 40 собак. На каждого заключенного в соответствии с европейской нормой предусматривается не менее семи квадратных метров площади. Все помещения изолятора покрасят в светлые тона.
Деньги на строительство нового изолятора выделило правительство России. Тендер среди строительных компаний, проведенный Федеральной службой исполнения наказаний, выиграла та же фирма, что строит второе здание Мариинского театра.
После завершения возведения «Крестов-2» здания старой тюрьмы, являющейся архитектурным памятником, скорее всего выставят на аукцион, а музей «Крестов» переедет в Москву, в «Бутырку». Комплекс исторических зданий «Крестов», расположенный в центре Санкт-Петербурга на Арсенальной набережной, был построен в 1892 году. Площадь СИЗО составляет 4,3 гектара.

Ссылка на источник.
_______________________________________________

Историческая справка.

До XVI века в истории России сведения о строительстве тюрем отсутствуют. Местом заключения служили помещения наименее удобные для жизни: погреба, ямы и подвалы. Условия содержания были очень тяжёлые. Как самостоятельный вид уголовного наказания, тюремное заключение впервые предусматривалось в Судебнике 1550 года. Чуть позже появляются упоминания о строительстве каменных тюрем. До отмены крепостного права преступление, совершённое крепостным, каралось властью помещика. После 1861 года крестьянин подпадал под общий суд, и в случае обвинительного приговора подвергался тюремному заключению. Отмена в 1863 году телесных наказаний также привела к увеличению видов преступлений, наказуемых тюремным заключением. Таким образом, во 2-й половине XIX века, как никогда ранее, возникла необходимость принятия решительных мер по упорядочению тюремного дела. В марте 1879 года в составе Министерства внутренних дел России было образовано Главное тюремное управление. По замыслу его учредителей, оно было призвано стать высшей инстанцией, осуществляющей руководство органами тюремного ведомства. В числе первых решался вопрос о тюремном строительстве. Для изучения тюремного дела были командированы за границу несколько лиц. Среди них – Антоний Иосифович Томишко – уроженец Австро-Венгрии, долгое время живший в России, а ко времени командировки – академик архитектуры и штатный архитектор Главного тюремного управления. В обширной инструкции было рекомендовано: «Тюрьма должна быть построена прочно и удобно, но совершенно просто, без лишних украшений и роскоши, нередко допускаемых в западных государствах и столь нежелательных для России, где предстоит построить значительное количество мест заключения».

На участке в 10925 кв. саженей по программе, утвержденной 8.3.1884 Александром III по проекту А.И. Томишко в 1884 году началось строительство Санкт-Петербургской одиночной тюрьмы на 1150 заключённых. Место было выбрано на территории Выборгской стороны, на набережной реки Большой Невы.
В 1730-1740-х годах, при императрице Анне Иоанновне, здесь размещался «Винный городок», в складских помещениях которого хранились запасы вина всего города. После проведения в России тюремной реформы в 1867 году строения винных складов были приспособлены под содержание 700 арестантов с ночным разделением и такой организацией труда, чтобы мужчины и женщины работали раздельно. Проект этой перестройки составил Владислав Павлович Львов, директор Санкт-Петербургского тюремного комитета. Просуществовав около 20 лет, она перестала отвечать нуждам тюремного ведомства, так как была мала, тесна и условия содержания арестантов оставляли желать лучшего. На этом месте было решено построить новую тюрьму.
Томишко не случайно предложили занять новую для тюремного ведомства должность архитектора: он снёс здание тюрьмы в Старой Руссе и создал проект новой, современной уездной тюрьмы, ставший фактически типовым: по этому образцу возвели 22 тюрьмы в Весьегонске, Вязьме, Царицыне и других городах. Кроме того, архитектор изучал тюремное строительство в Европе, и в частности в Берлине.

Новая немецкая тюрьма «Моабит» поразила его практичностью и размахом. Главный корпус был похож на раскрытый веер: от башни в три стороны отходили три флигеля. А в библиотеке Берлинского университета Томишко ознакомился с архитектурными проектами создателей филадельфийской системы, предлагавших строить тюрьму в виде звезды. Кстати, эта идея была реализована в некоторых европейских городах: в центре – 8-угольная башня, а от неё в виде 5-7 лучей идут корпуса с металлическими галереями.
Томишко при возведении тюрьмы применил известный в тюрьмостроении принцип паноптикума, означающего в отличие от старых тюрем — темниц, максимально возможную открытость, освещённость тюремных помещений с целью постоянного и всеохватывающего наблюдения за арестантами; последние превращаются как бы в актёров на ярко освещённой сцене. При проектировании одиночной тюрьмы для российской столицы Томишко использовал некоторые заграничные идеи, но приблизил задумку к местному менталитету. Он рассуждал так. Если преступник – грешник, то одиночная камера должна стать для него кельей, где он будет вымаливать у Бога прощение. Значит, сама тюрьма должна напоминать о кресте Спасителя. И действительно, если смотреть на построенный Томишко тюремный комплекс с высоты или в плане, отчётливо видны два крестообразных 5-этажных корпуса. Отсюда и пошло это название – «Кресты».
Строительство, продолжавшееся 5 лет и 7 месяцев, завершилось в 1890 году. Осуществлялось оно хозспособом: заключённые, находящиеся в старой тюрьме, строили новую и по мере строительства новых зданий переходили в них, а старые ломали. Все здания тюрьмы строились из красного кирпича артели братьев Стрелиных, фигурная кладка фасада создавала впечатление замковых строений.
На территории 4,5 га расположились два корпуса с одиночными камерами, больница, инфекционный барак, морг, ледник, кузница и другие здания. Корпуса с камерами выстроены в форме двух одинаковых, равноконечных крестов. Оба «креста» соединены между собой зданием административного корпуса.
Украшением комплекса являлась домовая крестокупольная пятиглавая церковь во имя Св. Александра Невского на 400 мест, венчающая административное здание. Она создана в неорусско-византийском стиле с применением кладки из красного кирпича, как и весь тюремный комплекс. Все интерьеры расписаны С.И. Садиковым, а иконостас по рисунку А.И. Томишко изготовлен на средства казанского мецената Тюфилина (не сохранились) Освящена церковь была 3.7.1890 епископом Выборгским Антонием.
При строительстве этого комплекса архитектором часто принимались новаторские решения инженерных и технических вопросов. Так, здесь были применены электричество для освещения и центральное отопление. Системы водоснабжения, канализации, электрификации создавались автономными. В таком режиме, без капитальных ремонтов они работают и сегодня. Построенная по новаторскому проекту, эта тюрьма стала образцовой для России конца ХIХ — начала ХХ веков. Из воспоминаний революционера П. Инфантьева, проведшего в «Крестах» 10 месяцев одиночного заключения: это была «тюрьма с её просторными, светлыми и чрезвычайно чистыми коридорами, где не виднелось на одной соринки и всё блестело, начиная с вощёного асфальтового пола, и постоянно обчищалось». В средокрестии, по-видимому, западного из «крестов»» стоял небольшой столб — памятник Джону Говарду, знаменитому английскому печальнику об улучшении тяжёлой доли заключённых.
Существует легенда, рассказывающая о том, что среди узников тюрьмы оказался даже её создатель – архитектор Антоний Томишко. По окончании строительства архитектор был вызван на доклад к императору. Аудиенция закончилась плохо.
Томишко отрапортовал следующим образом: «Ваше величество, я для Вас тюрьму построил!», на что царь остроумно отреагировал: «Не для меня, а для себя!» – и повелел зодчего в одну из камер навечно. Молва гласит, что бедного Томишко замуровали в камере N 1000. Никто не знает, где она находится. Якобы всего в «Крестах» 999 камер, которые постоянно используются. В них всё обычно. Но есть еще одна, та самая, где спит вечным сном архитектор. Она спрятана от посторонних глаз, никто не знает, где же дверь, ведущая в неё.
Серьёзные историки говорят, что это всего лишь легенда. Нет достоверных данных, что Антоний Томишко закончил свои дни в секретной камере. Зато много других свидетельств: что архитектор умер своей смертью и на воле. Среди любящей семьи. Только могила его не сохранилась. А потому и арестанты, и сотрудники СИЗО попадали, попадают и будут попадать под очарование этой легенды.
«Кресты» являлись самой крупной стройкой в программе преобразования «тюремной части» в Российской империи, осуществлённой Главным Тюремным Управлением Министерства Внутренних Дел. Тюрьма называлась образцовой; на основе её проекта в России возведено 28 тюрем, но меньших размеров.
В «Крестах» наряду с уголовниками содержались и политические заключённые, приговорённые к одиночному тюремному заключению. Все административные и хозяйственные вопросы решались тюремным комитетом, который состоял из начальника, его помощников, священника и врача.
Арестанты проживали в одиночных восьмиметровых камерах с маленьким окном и встроенной вентиляцией, а также достижениями цивилизации того времени: клозетом со сливом, водопроводным краном с водой для питья и умывания. В обстановку камеры входили стол, стул, небольшая этажерка, железная кровать, на шарнирах прикрепленная к стене. Днем она поднималась, чтобы заключенный не мог лежать. Из постельных принадлежностей выдавались соломенный тюфяк и подушка.
Подъём осуществлялся в 5 часов, зимой — в шесть. За час необходимо было привести себя в порядок, убрать камеру, помолиться. За утренней поверкой шла хозяйственная работа. Затем арестантов выводили на прогулку по тюремному двору. Вечером также — проверка, уборка камеры, молитва. Банные дни — дважды в месяц. Бельё на заключённых меняли каждую неделю. Переписка допускалась только с близкими родственниками — с разрешения начальника тюрьмы. В обязанность арестантов вменялись учёба в школе и принудительный труд. Но арестантам предоставлялась возможность применять свои творческие возможности в ремёслах. В результате «Крестам» была вручена Золотая медаль Всероссийской кустарно-промышленной выставки 1902 года в С-Петербурге «За замечательно разнообразную постановку ручного труда и очень хорошие изделия».
С декабря 1890 года в «Крестах» начала свою деятельность первая в России тюремная типография. Благодаря этой печатни, оказалось возможным сформировать в МВД и Главном тюремном управлении обширные библиотеки служебной литературы. В ней печатался вплоть до 1917 года журнал «Тюремный вестник», сыгравший заметную роль в профессиональной подготовке лиц тюремного управления и надзора.
Нарушения арестантами своих обязанностей влекли строгие наказания от лишения переписки и свидания до удержания заработка и водворения в светлый или тёмный карцер от 6 до 30 суток с лишением постели и горячей пищи.
Более чем вековое существование «Крестов» неразрывно связано с ходом истории нашей страны, До 1917 года здесь наряду с уголовными преступниками, содержались революционеры и политические деятели. В числе последних можно перечислить несколько фамилий, известных со школьной скамьи: А.Ф. Керенский, П.Н. Милюков, Л.Д. Троцкий, А.В. Луначарский, В.А. Антонов-Овсеенко, Л.Б. Каменев, М.И. Калинин. Летом 1908 года в «Крестах» отбывали трёхмесячный срок тюремного заключения бывшие депутаты 1-ой Государственной Думы, принявшие после роспуска Думы в 1906 году «Выборгское воззвание». Вечером 27.2.1917 митинговавшие у Финляндского вокзала рабочие, солдаты и матросы по призыву М.И. Калинина штурмовали «Кресты». Овладев тюрьмою, они выпустили из неё всех уголовных и политических арестантов, а их дела сожгли на костре.
В период революционных событий февраля 1917 года арестованные министры царского правительства, видные жандармы и полицейские чины, сановники доставлялись из Таврического дворца в «Кресты», а в 1917-1918 годах – из Петропавловской крепости, В их числе: Б.З. Штюрмер (умер в «Крестах» в конце 1917 года), министр Юстиции Щегловитов И.Г., бывший министр внутренних дел Хвостов А.Н., военный министр Беляев М.А., жандармские генералы Спиритович А.И., Семигановский, бывшие товарищи министра внутренних дел Курлов П.Г., Белецкий С.П., Васильев А.В., директор Департамента полиции Климович Е.К. и другие. В «Крестах» содержались: бывший военный министр Сухомлинов В.А., командующий 5-ой армией Болдырев В.П., помощник командующего Петроградским военным округом Рутенберг П.М., убийцы Кокошкина и Шингарева, министров Временного правительства, Басов С.С. и Куликов А.Г.. Все эти «бывшие» находились под стражей охраны ВЧК в изолированном тюремном здании хирургического Госпиталя на территории «Крестов».
В 1920 году «Кресты» из одиночной тюрьмы преобразованы во 2-ой лагерь принудительных работ особого назначения и из комиссариата юстиции переданы в ведение отдела Управления Исполкома Петросовета. В конце 1923 года тюрьма вливается в Петроградское Губернское ОПТУ и получает статус Петроградской окружной изоляционной тюрьмы.
Последовавшая борьба государства с религией привела к массовому разрушению или закрытию церквей в нашей стране. В ноябре 1918 года тюремный храм закрыли, с его куполов были демонтированы кресты, помещение стало использоваться как клуб. Алтарь превратился в сцену, завешанную кумачовыми полотнищами, а росписи закрыли большим плафоном. Над входом в тюремную церковь красовались профиль Ф. Дзержинского и лозунг из В. Маяковского: «обдумывающему житьё, решающему, делать жизнь с кого, скажу не задумываясь: делай её с товарища Дзержинского».
В годы репрессий «Кресты» были переполнены лицами, обвинёнными в государственных преступлениях. В каждой камере одиночного содержания площадью 3 кв. м. размещалось 15-17 человек. В эти годы в «Крестах» находились в заключении видные представители отечественной науки и культуры: К. Малевич, Л. Гумилёв, Н. Заболоцкий, востоковед Т.А. Шумовский, химик А.А. Ливеровский, актёр Г. Жжёнов, будущий маршал К.К. Рокоссовский и многие другие.
В структуру тюрьмы была включена тюрьма специального назначения для содержания и организации труда осуждённых — специалистов военного профиля, объединённых в головное предприятие — ОКБ-172. Называли их «шарашками», трудились в них талантливые конструктора, инженеры, математики, физики. На базе этого ОКБ разработан проект торпедного катера, сыгравшего заметную роль в разгроме военно-морских сил фашисткой Германии в Великой Отечественной войне.
В годы блокады тюрьма погрузилась во мрак, холод и голод. Кучка сотрудников (стариков и женщин) находились на казарменном положении. Они организовали охрану и оборону тюрьмы. Против ворот Входного флигеля, на набережной Невы, возвели дзот. Тюрьма подвергалась постоянному обстрелу противником, поэтому оказались поверженными ряд тюремных зданий и сооружений. Бомбёжкой 7.11.1941 снесены Северные ворота и убиты двое постовых. Часть сотрудников умерло от истощения. Вместо заключённых, отправленных в первые месяцы войны на фронт, а частично – в восточные районы страны, в «Кресты» во время блокады поступали лица, арестованные за грабежи, хищения продуктов питания и продовольственных карточек, а затем – пленные солдаты и офицеры Вермахта.
В послевоенный период возникла необходимость замены всех инженерных сооружений и коммуникаций, капремонт помещений, но на реализацию этой программы не было денег. Источником финансирования могли быть только внебюджетные средства. Поэтому в 1958 году начальник тюрьмы подполковник Н.Е. Орловский принял решение о создании в «Крестах» картонажной фабрики. В 1958-1959 годах был образован заготовительный цех с установкой в нём технологического оборудования. Это позволило создать самостоятельное и прибыльное производство картонажной тары с завершающим циклом производства и уже в 1960 году сформировать штат учебно-производственных мастерских, который возглавил И.К. Капустин. Деятельность этого коллектива позволила увеличить объёмы производства, довести занятость трудом заключённых до максимально возможных размеров.
В 1962-1967 годах, во времена деятельности начальника «Крестов» подполковника В.И. Орлова, была проведена замена старой системы теплообеспечения на новую, со строительством газовой котельной. Созданы новые системы водопровода и канализации с подводом их в камеры. Это позволило ликвидировать «параши». А замена естественной вентиляции на приточно-принудительную позволила значительно оздоровить воздух в тюремных помещениях. Проведён капитальный ремонт всех тюремных помещений. Говорят, деньги на проведение канализации выделил из своих Сталинских премий авиаконструктор А.Н. Туполев. Во время войны он будто бы какое-то время сидел в «Крестах» и, как рассказывают «очевидцы», навсегда запомнил «вонь общей параши».
В связи с позицией Н.С. Хрущёва о скором исчезновении в СССР преступности повсеместно в стране стали закрываться тюрьмы, тем более возведенные «царизмом». В «Кресты» хлынули несовершеннолетние, женщины и осуждённые, подлежащие пересылке или отправке в колонии. Но в «Крестах» уже содержалось значительное число рецидивистов и особо опасных преступников, приговорённых к тюремному заключению. Это обстоятельство создало невероятные трудности в работе личного состава тюрьмы.
Через 3 года число несовершеннолетних увеличилось до 500. Их разместили на 7-ом отделении. Для работы с ними сформировали коллектив инструкторов и воспитателей, не имевших педагогической подготовки. На протяжении нескольких лет их пришлось учить технологии исправительно-воспитательной работы с подростками дивиантного поведения. В обучение подростков включили педагогический коллектив вечерней школы № 65. Всех подростков заняли производительным трудом по изготовлению картонажной тары. Так на протяжении многих лет в «Крестах» сформировался высоко квалифицированный коллектив воспитателей и своеобразная пенитенциарная система по исправлению подростков. Это была оригинальная и уникальная по своим характеристикам ленинградская школа, опыт которой распространялся на всю страну.
С 1964 года — тюрьма «Кресты» стала следственным изолятором № 1. Лица, подозреваемые и обвиняемые в совершении преступлений, находятся здесь до вынесения приговора суда. В 1983 году из «Крестов» вывели несовершеннолетних и женщин.
Об условиях содержания подследственных в камерах можно только догадываться. 3-этажные железные нары, зарешёченное окно, пропускающее узкую полоску дневного света, «толчок» — на местном языке унитазы. Рекорд вместимости этого следственного изолятора, если не брать данные 1930-х годов: 12,5 тысяч заключённых. Столько народу сидело в «Крестах» в середине 1990-х годов. По рассказу очевидцев, тогда творилось что-то страшное: в камеры набивали людей плотнее, чем сельдей в бочку. Это ещё мягкое сравнение – без всякого преувеличения. В камерах размером 8 квадратных метров, рассчитанных на 6 человек, держали до 20 человек, так что спать приходилось по очереди.
Некогда мало чем выделяющееся среди промышленных сооружений Выборгской стороны здание тюрьмы постепенно начало контрастировать с современным архитектурным обликом набережной. Мрачные, никогда не ремонтировавшиеся фасады стали ветшать. Опутанные колючей проволокой стены вызывали неприятные ассоциации. Они выглядели инородным телом в панораме невских берегов. Первыми почувствовали это экскурсоводы. На экскурсиях приходилось или обманывать, или лукавить. Плывя на прогулочных пароходиках и рассказывая о каждом здании на набережной, проплывая мимо кирпичной тюрьмы, они громко и торопливо объявляли: «Справа по борту картонажная фабрика». Впрочем, дело было скорее всего не в экскурсоводах, а в их партийных опекунах.
Очень скоро до заключённых дошёл смысл этого объявления. Они возмутились такой несправедливостью к себе. Однажды в ответ на торопливое упоминание о картонажной фабрике над Невой раздался свист. Слышно было за два квартала. Свист повторялся почти ежедневно. Начальство забеспокоилось. Вскоре выяснили причину свиста. И через высокие партийные инстанции тюремному начальству удалось исключить из экскурсионной программы рассказ о картонажной фабрике.
В 1992 году в тюремной церкви возобновились редкие молебны – 1-й был в честь 750-летия Ледового побоища. В 1999 году у тюремной церкви появился настоятель. Однако сцену в церкви-клубе разобрали только в начале 2003 года. Возвели временный иконостас, отремонтировали старые дубовые рамы.
После многочисленных ходатайств, незадолго до ухода с губернаторского поста, средства на установку крестов над куполом храма выделил Владимир Яковлев, и в январе 2004 года купола храма вновь увенчали утраченные некогда кресты.
В настоящее время Учреждение ИЗ-47/1 ГУИН Минюста России по Санкт-Петербургу и Ленинградской области по-прежнему остается самым большим среди учреждений уголовно-исполнительной системы. Служба в таком подразделении непроста, требует мужества, самопожертвования, житейской мудрости, доброго нрава. Еще 300 лег назад, Петр I утверждал: «Тюрьма есть ремесло окаянное, и для скорбного дела сего зело истребны люди твердые, добрые и веселые». Сотрудники следственного изолятора № 1 исполняют свой служебный долг, сохраняя лучшие традиции предыдущих поколений.
Несмотря на то, что проблемой переполнения мест лишения свободы и следственных изоляторов в последнее время весьма активно занялись, что позволило несколько разгрузить и «Кресты», вопросы обеспечения питанием, постельными принадлежностями и прочим остаются актуальными как для «Крестов», так и для прочих следственных изоляторов Петербурга.
Проблема лишних людей за решёткой есть и в Европе. Но там её решают по-другому, не трамбуя арестантов в камере. Допустим, в Голландии человека не примут в тюрьму, если все места заняты. Обвинительный приговор суда при этом не довод. Когда свободных камер нет, приговорённого к заключению попросят подождать, пока койка освободится. Поэтому в тюрьмы там буквально выстраивается очередь – отсидеть.
В России так не принято. У нас если уж посадили, так посадили. Закон не разрешает администрации СИЗО отказаться принять «сидельца» в связи с перегрузкой учреждения. Получается двойственная ситуация: вначале суды отправляют людей за решётку, не уточняя лимиты и загруженность изоляторов. Потом прокуратура делает тюремщикам замечания за перенасыщенность «заведений». Завершают цепочку правозащитники, критикующие страну за тяжёлое положение заключённых.
Правда, после судебной реформы, когда санкции на арест стали выдавать суды, число сидельцев в СИЗО резко сократилось по всей стране. В тех же «Крестах» население уменьшилось больше чем вдвое. Сотрудники рассказывают, что было даже дико от наступившей тишины: идешь по коридору, и кажется – пустота. Сейчас опять население изолятора понемногу прибавляется. Поскольку меньше сажать не получается – значит, надо строить новые изоляторы.
На сегодняшней день в одной камере может содержаться до 6 человек. В камере нары в три яруса, санузел и радиоточка. Распорядок дня в «Крестах» начинается с осмотра камер. Сотрудники администрации проверяют подследственных на предмет побоев, выслушивают их жалобы. Затем в камерах проводится уборка, после чего одних подсудимых вызывают к следователю или адвокату, другие «скучают» в камерах. Каждый день заключённых выводят на часовую прогулку.
Контингент, содержащийся в изоляторе, неоднороден. Тем, у кого за плечами солидный опыт нахождения в подобных заведениях, живется, как правило, существенно лучше. Правда, так бывает не всегда...
Тюремная практика показывает, что в «Крестах» подследственные живут по одним и тем же внутренним законам. Без «причин» никто никого, как правило, не притесняет и не бьет. Никто, конечно, не заинтересован в том, чтобы администрация ужесточала внутренний режим в изоляторе. Одна из существенных причин, по которым происходят внутренние инциденты, — это карточные долги. Погашение их обязательно и в срок. Будущее пребывание в местах лишения свободы для должников может стать невыносимым.
В «Крестах», как и других тюрьмах, живёт плохо та категория подследственных, поведение которых идет в разрез с арестантскими представлениями о морали. Недостойным считается попрошайничество — человек сразу попадает в касту неприкасаемых. Долгожители тюремных стен считают: в этом замкнутом мире уважаем тот, кто умеет устроить свою жизнь так, чтобы не было нужды, и если человек чисто одет, помыт, и находится в состоянии психологического равновесия, значит, этот человек достоин уважения.
Из-за того, что камеры изначально проектировались как одиночные, у администрации возникают некоторые трудности при рассадке людей. Ведь заключённого нельзя направить в первую попавшуюся камеру, где койка свободна. Надо, чтобы там компания была подходящей для него. А вот что такое «подходящая компания» в подобном случае – подробно расписано в законах и инструкциях. Несколько десятков категорий заключённых надо разделять. Например, тех, кто попал за решётку первый раз, нельзя направлять в одну камеру с теми, кто уже отбывал срок. Кроме того, с каждым поступившим беседуют психологи, психиатры, оперативники, и уже они определяют, в какую камеру человек пойдёт. После ознакомительных бесед сотрудникам становится примерно ясно, где и с кем человек уживётся, а куда и к кому ему лучше не попадать и не попадаться.
«Кресты» — это ещё и архитектурный комплекс, находящийся на учете в Комитете по государственному контролю, использованию и охране памятников Санкт-Петербурга (КГИОП). Это объект, представляющий историческую ценность. В 1993 году на территории следственного изолятора открылся музей. С 1999 года музей могут посетить жители и гости Санкт-Петербурга. Экскурсия включает в себя посещение административного и режимного корпусов, храма святого благоверного великого князя Александра Невского, а также осмотр одной из камер. В музее можно услышать об истории строительства самой крупной тюрьмы Европы. Вниманию посетителей представлены запрещенные предметы, изъятые из камер при обысках, поделки из хлеба, дерева и картона, изготовленные заключёнными. Интерес вызовет экспозиция фотографий знаменитых деятелей России, которые на разных этапах истории нашей страны пришлось побывать узниками этой тюрьмы, а также многие другие экспонаты музея. Продолжительность экскурсии – 1 час.
В год следственный изолятор N 1 зарабатывает около двух с половиной миллионов рублей. Например, хорошо продаётся выпечка с местной кухни. Небольшую копеечку приносит музей «Крестов». В прачечной стирают и гладят бельё для некоторых питерских гостиниц. Продолжает работу картонажное производство.
28.4.1995 напротив «Крестов», на противоположном берегу Невы по проекту ск. Михаила Шемякина был установлен мемориал «Жертвам политических репрессий», в виде двух бронзовых сфинксов на гранитных постаментах. К жилым домам на набережной эти необычные сфинксы обращены профилем как юные женские лица, к Неве и тюрьме «Кресты» на противоположном берегу – изъеденные, обнажившиеся черепа. Между сфинксами на парапете набережной – стилизованное окно тюремной камеры с решеткой.
По периметрам гранитных постаментов – медные таблички, на которых выгравированы строки из произведений Н. Гумилева, О. Мандельштама, А. Ахматовой, Н. Заболоцкого, Д. Андреева, Д. Лихачёва, И. Бродского, Ю. Галанскова, А. Солженицына, В. Высоцкого, В. Буковского.
25.12.2006 в коридоре тюрьмы установили памятник поэтессе Анне Ахматовой. Он аналогичен памятнику, появившемуся на берегу Невы напротив «Крестов». Поставить там завещала его сама Ахматова в поэме «Реквием»: «здесь, где стояла я триста часов, и где для меня не открыли засов». В этом месте в годы сталинских репрессий стояли огромные очереди родных и близких политзаключённых, там же стояла и Ахматова с передачами для сына Льва Гумилёва. В самих «Крестах» установили точную копию бронзового монумента на набережной, созданного ск. Галиной Додоновой. Заключённые его, правда, не увидят, — фигура появилась в служебном коридоре. Зато для арестантов открыли новое больничное отделение — психиатрическое. На его полное оснащение современной медицинской аппаратурой 220 тысяч евро выделила Голландия, ещё 6 миллионов были добавлены из бюджета страны. В отделении впервые будет использована цветовая разметка палат. Серые двери — в камерах для пациентов с обычными психическими расстройствами. Красные — для буйных. Коридоры тюрьмы начали переделывать под психиатрическую клинику ещё до того, как стало известно о скором переезде следственного изолятора.
Летом 2006 года президент России В.В. Путин дал поручение министру юстиции подготовить проект переноса изолятора. Освободившийся земельный участок выставят на торги. В питерских СМИ неоднократно появлялась информация о том, что новый владелец здания «Крестов» перепрофилирует его под гостиницу или развлекательный комплекс. Однако «Кресты» не только тюремный изолятор, но и памятник культуры, и для того чтобы превратить обветшавшее учреждение в отель или развлекательный центр, необходима внутренняя перепланировка здания, а по закону это запрещено.
Поэтому правительство Петербурга решило выставить участок на Арсенальной набережной, где располагаются «Кресты», на торги. Но это произойдёт уже после возведения нового изолятора и перевода туда всех заключённых.
Легендарный следственный изолятор переедет в Колпинский район. В память об истории ему оставят старое название. Более того, в службе исполнения наказаний уверяют, что и форма останется прежней: в виде креста. Изменится только содержание. По словам руководителей тюремного ведомства, будет построен суперсовременный комплекс в восемь этажей. В нем кроме уютных (на любителя) камер будут медицинские кабинеты, спортивные залы, банно-прачечный комбинат. На каждого сидельца придется не менее семи квадратных метров жилой площади. Не останутся без крыши над головой и сотрудники: для них построят два жилых дома.
Городские власти выделили для новой тюрьмы территорию площадью 28 гектаров в районе поселка Металлострой рядом с детской воспитательной колонией. Новый изолятор будет построен на бюджетные средства. Когда новый дом для крестовских арестантов будет построен, их старый замок – памятник культурного наследия – выставят на торги. Полученные от продажи средства должны будут не только окупить затраты на строительство СИЗО, в эту сумму войдёт и стоимость земли со всеми сооружениями, расположенными в центре Санкт-Петербурга.
По предварительным данным, строительство нового изолятора обойдется федеральному бюджету в 4,3 миллиарда рублей. Новый изолятор будет рассчитан на четыре тысячи человек.
Особой воли инвесторам при реконструкции «Крестов» не дадут, ведь это памятник архитектуры и он будет охраняться государством даже после того, как конвой уйдёт. Кардинально что-то менять в архитектурном ансамбле будет нельзя. Интересный вариант, который высказывался чиновниками во время обсуждения пока непринятых проектов, интерактивный музей, с проведением интерактивных шоу и продажей ролей конвоиров или заключённых. Но, по общему мнению, музеи в России — предприятия убыточные.
В администрации Колпина сомневаются в том, что местные жители радостно воспримут эту идею – в Колпине и так расположены три колони. А чтобы проект был утверждён по закону, необходимо провести общественные слушания. И в колпинской администрации уверены, что они будут непростыми. Но, как показывает практика, при должном настрое властей почти все проблемы можно решить так, что недовольных не будет, ну или почти не будет.
Кстати, как сообщили корреспонденту «Российской газеты» в Федеральной службе исполнения наказаний, переезд «Крестов» – это часть масштабной программы обмена самых знаменитых следственных изоляторов России на современные. В «риелторском» списке около 70 следственных изоляторов страны.
Следственные изоляторы у нас нередко находятся в исторической части городов, — говорит начальник управления следственных изоляторов и тюрем ФСИН России Валерий Телюх. – К нам уже поступали предложения о выводе их на окраину из центра – например, по московской Бутырке. Во ФСИН считают, что предложения эти разумны и находятся в полном соответствии с государственной программой по улучшению условий содержания в местах лишения свободы: в старом изоляторе трудно создать европейские условия. А места под строительство и реконструкцию нет — земля в центре любого российского города, что называется, на вес золота. Единственно возможным вариантом остается разумный обмен.
Идею устроить в знаменитой питерской тюрьме Кресты гостинично-развлекательный комплекс трудно назвать не только уникальной, но даже неожиданной. Прецедентов более чем достаточно.
Гостиницы с тёмным прошлым могут быть самыми разнообразными. Есть классические варианты, к примеру гостиница Langholmen на одном из семи островов в самом центре Стокгольма, который не так давно считался самой охраняемой и самой надёжной тюрьмой в Швеции, или швейцарский отель Lowengraben в Люцерне, который ещё несколько лет назад населяли совсем другие постояльцы. Лондонский Courthouse Hotel Kempinski на Грейт-Мальборо-стрит на тюрьму тянет с натяжкой, если быть точным, это бывшая КПЗ.
Раньше здесь располагался полицейский участок, в обезьяннике которого в своё время томились многие британские рок-звезды – и Джон Леннон, и Мик Джаггер, и группа Sex Pistols в полном составе. Руководство международной гостиничной сети Marriott и решило подзаработать на ностальгии по «старому доброму року».
Иные из бывших тюрем всячески стараются поскорее забыть о своем прошлом, как турецкий отель Four Seasons в Стамбуле; если не знать историю здания, вы никогда не подумаете, что находитесь в бывшей тюрьме, настолько сильно переделали всю начинку. Другие, наоборот, кричат во весь голос: «Вы находитесь в бывших застенках». Таков австралийский отель Old Jail – Старая тюрьма – едва ли не самый близкий аналог наших Крестов.
Как и Кресты, бывшая тюрьма штата Южная Австралия переваривала поколение за поколением, отслужив в этом качестве около 130 лет, с 1866 по 1995 год. Ее значение в истории Австралии так велико, что в итоге здание оказалось в списке памятников исторического прошлого. Поэтому новым владельцам власти запретили какие-либо серьёзные переделки. Но те и не очень стремились: упор делается именно на тюремное прошлое, из нововведений разве что открывающиеся изнутри замки в дверях да индивидуальный душ в «президентском сьюте».
Всё остальное как было: общая душевая, общественная столовая, телевизор в общей лоджии, масса прогулочных «карманов» с высокими стенами. Зато Old Jail едва ли не самая дешёвая гостиница на Зеленом континенте.
По какому плану будут реконструировать Кресты, можно только предполагать. С одной стороны, вряд ли гости Петербурга будут столь же падкими на тюремную экзотику, не поможет и удобное расположение в самом центре города. С другой – о прошлом Крестов и хотел бы, да не забудешь.

Источники:


1. Б.К. Пукинский «Санкт-Петербург. 1000 вопросов и ответов». 1997. СПб. «Норинт»
2. Н.А. Синдаловский «Петербург. От дома к дому... От легенды к легенде...» СПб 2002. «Норинт»
3. ж-л «Адреса Петербурга». №9/2003
4. «Российская газета». 21.7.2006; 24.10.2006
5. газ. «Мой район». СПб. №34/2006
6. www.gazeta.ru 9.5.2007
7. www.rusnovosti.ru – Русская служба новостей. 27.12.2006
8. www.newsru.com 13.12.2006
9. www.kresty.ru – Официальный сайт Следственного изолятора №1 ГУИН Министерства юстиции России по Санкт-Петербургу и Ленинградской области – Кресты.
10. www.ruthenia.ru
11. www.peterlife.ru
12. www.kulichki.com – За Невский Летописец. 18.1.2001
13. www.ru.wikipedia.org
14. www.sakharov-center.ru
Виталий Минченко
Объявления
14 ноября 2017 г.
Защитим Тележную!
RSS-подписка
Петербургский ФотоКросс
Karpovka.net Петербург на 4kg.ru. Фото, история, бизнес, люди, улицы, ссылки  

Независимое общественное движение «Живой Город»

Независимое общественное движение «Живой Город»