Живой Город - движение за сохранение культурного наследия Санкт-Петербурга

Невский 68: хронология уничтожения

2008 год – Налоговая инспекция переезжает с Невского, 68, в специально построенное для нее здание на Лермонтовском проспекте, 47 — уродливую многоэтажную коробку. Здание на Невском переходит инвестору – промышленной группе «Союз», владельцы которой братья Усовы, как принято считать, имеют общим коммерческие интересы с министром обороны Сердюковым.
После того, как налоговики покинули дом, ни к каким работам новый арендатор приступать не торопился. Здание простояло заброшенным вплоть до истечения срока аренды — 30 апреля 2010 года, и постепенно приходило в аварийное состояние.
КУГИ намеревался отказать инвестору в перезаключении договора — из-за варварского обращения с объектом и невыполнения обязательств. Тем не менее, аренду продлили..
7 октября 2010 г. — во дворе дома Невского 68 появился забор, оградивший почти все свободное пространство. Жителям соседнего дома оставили только узкий проход вдоль стеночки.
13 октября 2010 г. – на «Фонтанке.ру» выходит статья Киры Обуховой «Мансарды на Невском высоту зданий не меняют».
Инвестор заявляет: «Здание никакого ущерба не понесет. Мы проведем только внутреннюю реконструкцию, а снаружи его не тронем. Дом сохранит свой прежний вид, и высота не изменится».
17 декабря 2010 г. – совещание градозащитников и застройщика у вице-губернатора Метельского. Инвестор «Автокомбалт» (он же «Союзгенстрой», входят в группу «Союз») официально заявляет о намерении полностью снести дом. Это становится сюрпризом не только для градозащитников, но и для КГИОП, глава которого В. Дементьева выступает против сноса и грозит никогда его не согласовать. Однако ей указывают на то, что дом – не памятник, и мнение КГИОП никого не интересует.
30 декабря 2010 г. – Стройнадзор выдает разрешение на строительство.
4 января 2011 г. – «Фонтанка.ру» объявляет, что снос начнется через два дня. В дальнейшем это издание публикует преимущественно положительную или нейтральную информацию о проекте.
Вообще, пиар-кампания проекта беспрецедентна. Ее можно сравнить разве что с усилиями Охта-центра. Создан специальный сайт nevsky68.ru. Застройщик объявляет о благотворительной поддержке Этнографического музея, впрочем, впоследствии об этом никогда не упоминается. Пресс-секретарем застройщика нанята известная журналистка Инна Карпушина (по совместительству работающая в Этнографическом музее), которая лично присутствует на стройке и предлагает всем желающим «посмотреть, как идет разборка здания». В СМИ — многочисленные заказные репортажи.
6 января 2011 г. – снос начался. Статуи рабочего и колхозницы, которые якобы должны аккуратно демонтировать и отправить на реставрацию, расколоты на куски и валяются на земле. Гастарбайтеры фотографируются на их фоне.
7 января – горожане первый раз пикетируют стройку. (Акций протеста будет очень много, обо всех не напишешь, поэтому упомянуты только самые важные).
8 января – на стройку приезжает глава КГИОП Вера Дементьева. Работы приостановлены. Дементьева делает застройщику внушение и вновь обещает, что снос фасадов ее ведомство не согласует никогда.
9 января – работы продолжены вопреки протестам граждан и КГИОП.
10 января – собрание протестующих у стройки. Пятеро участников задержаны милицией. За новогодние праздники значительная часть дома разрушена.
11 января – совещание вице-губернатора Филимонова, градозащитников и застройщика. Филимонов требует, чтобы застройщик передал градозащитникам документы по проекту, и просит приостановить снос на неделю, чтобы те могли проверить их законность. Инвестор отказывает вице-губернатору в просьбе, ссылаясь на то, что дом крайне аварийный и в случае остановки сноса просто рухнет на головы людям.
Инициативные петербуржцы составляют график дежурств. Несмотря на сильный мороз, дежурить готовы десятки человек. Впрочем, вскоре становится ясно, что это не нужно: инвестор спокойно продолжает снос.
14 января – технические специалисты инвестора и градозащитников обсуждают, есть ли возможность сохранить фасад хотя бы по Фонтанке (фасад по Невскому к тому времени уже серьезно разрушен). Выясняется, что технически это возможно, но затраты будут громадными — потребуется на три года закрыть движение по набережной Фонтанки и в мороз отключить отопление в некоторых домах. Обсуждение прекращается. Инженеры инвестора неофициально признают, что сейчас спасать дом, конечно, уже поздно, но вот месяц назад он был в совершенно нормальном состоянии, крепче многих.
16 января – жители соседнего дома сообщают, что Литературный дом ломают с использованием крана, хотя по документам разрешена только ручная разборка.
21 января – еще одни переговоры с застройщиком. Поскольку возможности сохранить дом больше нет, обсуждается вопрос фасада нового здания. По проекту оно довольно сильно и не в лучшую сторону отличается от старого: на первом этаже – огромные витринные окна, наверху – мансарда с окнами велюкс, дом становится на пол этажа выше, и его окна становятся не вровень с окнами примыкающих зданий. Однако сразу становится очевидно, что и здесь инвестор не собирается идти ни какие компромиссы: все, что он предлагает – затонировать новые окна темной пленкой. После заседания застройщик публикует информацию, что он якобы договорился с градозащитниками. «Живой город» опровергает это и прекращает переговоры с застройщиком.
Конец января – снос продолжается с грубыми нарушениями согласованного проекта, что влечет угрозу для соседних зданий-памятников. Вместо ручной разборки работают краны, вместо поэтажного сноса дом крушат как попало, нет системы пылеподавления, мусор вывозится крупными грузовиками, а не разрешенной малогабаритной техникой.
5 февраля – активисты блокируют строительную площадку, пытаясь воспрепятствовать незаконному сносу. Часть КАМАЗов заблокирована на стройке, другие не смогли заехать на стройку и уехали. Кстати, по документам эти грузовики должны вывозить снег, а вовсе не строительный мусор. В центре города в это время – снежный коллапс: тротуары, дворы и проезжая часть завалены снегом, передвигаться можно только с огромным трудом.
6 февраля – блокирование стройки продолжается. Сотрудники застройщика, которым помогает частное охранное предприятие, жестко разгоняют протестующих. Людей грубо расталкивают, бьют и швыряют на асфальт. Две женщины получили травмы, у одной сотрясение мозга. Разбиты многочисленные очки и видеокамера активиста, который снимал происходящее.
7 февраля – на стройку приезжает с проверкой Стройнадзор. Чиновники подтверждают наличие нарушений, сообщают, что компанию уже штрафовали, и грозятся новыми штрафами и даже приостановкой работ. В итоге все сводится к тому, что инвестору велят привести бумаги в соответствие с фактом. Депутат Сергей Малков, присутствующий при избиениях накануне, пишет запрос губернатору.
12 февраля – еще одна акция протеста. Семь человек задержаны. Их обвиняют в неповиновении сотрудникам милиции.
16 февраля – суд над задержанными. Суд отказался принять составленные милиционерами протоколы из-за их низкого качества и вернул протоколы в милицию.
21 февраля – губернатор в ответе депутату Малкову пишет, что экспертная комиссия Гринберга, выдавшая «липовое» заключение об аварийности Невского, 68, и десятков других домов, не является государственным органом. Заключение на снос выдано самозванцами!
Тем временем становится очевидно, что никакой «угрозы обрушения» дома, о которой застройщик говорил еще в начале января, никогда не существовало. Даже спустя полтора месяца интенсивных работ строители спокойно ходят по стройке без касок и пьют в «аварийном» доме чай, а мимо ездят грузовики.
24 февраля – снос окончен. Замдиректора застройщика Александр Гаврилов в интервью говорит, что у градозащитников якобы больше нет претензий к компании. Очередная ложь.
Объявления
14 ноября 2017 г.
Защитим Тележную!
RSS-подписка
Петербургский ФотоКросс
Karpovka.net Петербург на 4kg.ru. Фото, история, бизнес, люди, улицы, ссылки  

Независимое общественное движение «Живой Город»

Независимое общественное движение «Живой Город»