Живой Город - движение за сохранение культурного наследия Санкт-Петербурга

Забытое кладбище в Петергофе

Один из самых благоустроенных городов-спутников Санкт-Петербурга – Петродворец – поражает миллионы туристов блистательными дворцами и ухоженными парками, свежепокрашенными зданиями и чистотой прудов. Но мало кому известно, что буквально в нескольких сотнях метров от Нижнего парка находится разоренный и разграбленный памятник нашим предкам – Свято-Троицкое кладбище.
Это кладбище, когда-то самое богатое и престижное в Петергофе, уже не обозначено даже на многих подробных картах. Оно находится у самого берега Финского залива между все расширяющимся на запад Нижним парком и парком принца Ольденбургского. Доехать до него можно по Санкт-Петербургскому проспекту, главной магистрали Петродворца. Выйдя на развилке, где проспект делится на улицу Красных Курстантов (ведущую к станции Старый Петергоф и университетскому городку) и Ораниенбаумское шоссе (по нему можно попасть в Мартышкино, а затем и в Ломоносов), следует идти к берегу залива по загаженной и изрытой колдобинами дороге. Вдалеке я увидел лесной массив. То ли потому, что деревья в нем были статные и вековые, то ли потому, что находящиеся вокруг свалки еще меньше напоминали конечную цель моего путешествия, я стал искать тропинку к берегу. Мое внимание привлекла цепочка высохших лип. Подойдя к первой из них, я с удивлением обнаружил, что остовы деревьев образуют аллею. Мелькнула мысль – черные искареженные деревья, справа и слева сопровождающие тропинку – представляют собой какой-то мистический переход из мира живых в царство Аида. Внутреннее чутье подсказало мне, что именно там, в конце темной аллеи и будет конечная цель моего путешествия.
Предчуствие обмануло – в конце аллеи располагается широкая и грязная канава, с трудом перебравшись через которую я оказался в буреломе. Разросшиеся кустарники, высокая трава, поваленные гнилые деревья свидетельствовали о том, что этот лес в нескольких сотнях метров от дворца Марли и Эрмитажа не касается рука лесника и садовника. И все-таки это было кладбище – варварски разрушенное и разграбленное. Все давно заросло травой – могильные холмы не сохранились, проломы и ямы в земле засыпаны листьями и залиты болотной водой. Поросшие мхом надмогильные камни-осклоки не несли уже никакой информации. Более того, камни рассыпались буквально на глазах. Признаюсь, что нигде, ни на одном погосте мира я не видел такой мерзости запустения.
С трудом добравшись до берега залива (а в ширину кладбище едва ли более сотни метров), я обнаружил там остатки проржавевших оград и несколько камней, разобрать надписи на которых не представлялось возможным. И все-таки мне удалось найти основания 4-5 надмогильных памятников, где читались фамилии. И судите сами, что это за фамилии – гофмейстер двора барон Николай Андреевич Витте, баронесса Ольга Георгиевна Сталь фон-Гольштейн, доктор медицины Александр Львович Никонов. Позволяю себе упомянуть этих людей поименно по причине того, что пройдет еще несколько лет – и эти плиты будут расколоты или украдены. И тогда никакой краевед уже не сможет установить эти имена. Так, по-видимому, случилось и с надмогильным камнем доктора А.А.Авенариуса, который лет двадцать назад видел историк В.А.Гущин. Мне этот памятник найти уже не удалось...
Между тем, семейство Авенариусов заслуживает сохранения хотя бы этого надгробия, а, быть может, иные его представители достойны и мемориальных досок. На Свято-Троицком кладбище был фамильный склеп Авенариусов, в котором покоились три поколения этой династии, а помимо них, на этом же кладбище нашли последнее пристанище и их многочисленные родственники. Как пишет В.А.Гущин в своей книге «Авенариусы в Петергофе», династия петербургских и петергофских Авенариусов считала своим родоначальником Ивана Хабермана, родившегося в 1516 году в чешском городе Эгере. «Получив образование в Пражском университете, он, обычаю того времени, перевел свою фамилию на латинский язык и стал подписываться Авенариус, что значит «Овсяный».
Приняв лютеранство, он, по каким-то причинам, покинул Чехию и поселился в Германии, став в 1540 годах преемником Лютера на кафедре Богословия в Виттенберге..., оставив по себе известность, «как автор еврейской грамматики и еврейско-греко-латинско-го словаря».
Несколько следующих поколений также шли по стезе родоначальника, став учеными-проповедниками. В 1740-е гг. Георгий Христиан Авенариус, был назначен пастором прихода Вуолес, находившегося в Южной Карелии. Его сын Александр, тоже пастор, стал родоначальником династии петергофских Авенариусов. А другой сын Петр тоже был пастором и служил законоучителем в Александровском лицее в Царском Селе.
Сын Александра, тоже Александр, закончил в 1820 году Петербургскую медико-хирургическую академию. Сначала работал в Обуховской больнице, а затем стал личным врачом среднего сына Павла Первого Константина Павловича, несостоявшегося императора, отрекшегося от престола в пользу Николая Первого. А.А.Авенариус получил звание доктора Высочайшего двора, к профессиональным успехам добавилась и удачная женитьба. Врач связал себя брачными узами с Елизаветой Линдестрем. Отец невесты подарил молодоженам земельный участок в Стрельне. Авенариусы заказали проект будущего дома у известного архитектора Горностаева, вскоре дом был построен. Но осенью 1826 года император Николай I, проезжая в карете мимо дома, обратил внимание придворных на не понравившийся ему фасад, «устраивающего при въезде в город на большой улице дома доктора Авенариуса». Здание пришлось перестраивать, а вскоре доктор переехал в новый дом в Петергофе.
«В течении своей долгой трудовой деятельности Александр Александрович достиг чина действительного статского советника и неоднократно поощрялся. Одних только различного рода бриллиантовых перстней по Высочайшим указам он получил около десятка», а также был награжден многими орденами. Александр Александрович слыл филантропом, лечил бесплатно бедных, снабжая их также бесплатными лекарствами. Прожил доктор 95 лет.
Дети А.А.Авенариуса стали достойными людьми. Сын Александр продолжил династию врачей, его брат Константин служил в министерстве путей сообщения, Георгий подавлял польский мятеж, многократно награждался боевыми орденами и вышел в отставку в чине генерал-майора.
Дочь Софья вышла замуж за аптекаря петергофского дворцового лазарета Егора Карловича Кильштета, один из их сыновей — Егор Егорович, унаследовал дачу своего деда на Петергофской улице, другой, Карл Егорович, был автором небольшой книги «Записки старого Петроградца», вышедшей в 1916 году, где рассказал и о жизни в Петергофе. Многие представители рода Кильштетов также были похоронены на Свято-Троицком кладбище.
Официальный статус кладбище получило в 1786 году, но, вероятно, было основано раньше. Здесь хоронили самых известных жителей Петергофа. Здесь нашли последнее упокоение однин из создателей парков мастер-садовод Петр Иванович Эрлер, проработавший в Петергофе полвека, дворцовый архитектор Эдуард (Евграф) Львович Ган, также отдавший царской резиденции пятьдесят лет. Эдуард Львович построил немало домов в Петербурге (в частности, лютеранской церкви на Кадетской улице) и Петергофе (благоустраивал Монплезир и Коттедж, построил Банный корпус), перестраивал деревни к окресностях Петергофа, но известен тем, что выиграл конкурс и справился с важной государственной задачей – осушил подземные галереи Большого дворца. Отметим, что память Гана пока никак не увековечена. Могила знаменитого архитектора оказалась утраченной...
Садоводу Петру Эрлеру, созидателю известнейших парков Петергофа – Колонистского, Александрийского, Лугового, Александрии, составителя знаменитого «Практического наставления для садовой команды», «повезло» больше. Его прах и ндгробие со сбитым крестом перенесли в парк Александрия в 1970 году.
На кладбище погребали также сановников, генералов, сенаторов, возводили семейные склепы. До войны на кладбище стояла каменная Троицкая церковь, построенная в 1870 году архитектором И.П. Маасом (в Петербурге он построиз здание ресторана «Вена» на Малой Морской). Новый храм принимал дворцовый архитектор Петергофа Николай Бенуа. По воспоминаниям старожилов захоронения прекратились после войны.
Отметим, что пока никто из власть имущих не взял на себя обязательства по восстановлению кладбища. Возможно, оно будет в конце-концов снесено. Кладбище теснят реконструируемые очистные сооружения. Несколько лет назад появились сообщения, что участок продан под коттеджи коммерческой фирме. Не будем лукавить, этот некогда прекрасный памятник городской архитектуры погиб навсегда, формально под натиском вселенских катастроф ХХ века, но в действительности – от людского равнодушия. Но еще можно расчистить это место от сухостоя и мусора, укрепить и очистить немногие надгробия, установить какую-то стелу или обелиск в память о погребенных.
Константин Ерофеев
Объявления
14 ноября 2017 г.
Защитим Тележную!
RSS-подписка
Петербургский ФотоКросс
Karpovka.net Петербург на 4kg.ru. Фото, история, бизнес, люди, улицы, ссылки  

Независимое общественное движение «Живой Город»

Независимое общественное движение «Живой Город»