Живой Город - движение за сохранение культурного наследия Санкт-Петербурга

О роли небоскребов и воздушной дымки в петербургских пейзажах

В Интернете в дискуссиях, в обсуждениях фотомонтажей, сделанных экспертами ВООПИиК, постоянно всплывает одна претензия – мол, на монтажах не хватает дымки для того, чтобы фотографии были более правдоподобными – слишком неправдоподобно четкими выглядит изображения небоскреба...
Мол, на расстоянии 6 километров никакой небоскреб уже виден не будет – растворится в мираж, прозрачную и призрачную фата-моргану. Каковой ее и изображают на монтажах эксперты Охта-центра (вид с Биржевого моста):





Кадр из ролика «Прогулка по Санкт-Петербургу».
Ссылка на ролик: www.gazprom-neft.ru/okhta-center
Хотите дымку? Давайте, обсудим этот аргумент. Дымку требуют те, кто свято верит в то, что над городом постоянно висит некий смог, который с одинаково упорным постоянством поглощает пространство и корректирует условия видимости дальних предметов, делая их неразличимыми. Будто это и есть классический вид Петербурга, его пожизненный стандарт.
Сразу скажу: это все от недостатка наблюдательности, от недостатка времени, посвящаемого прогулкам по городу, созерцанию его в разные времена суток, периоды года, при разных состояниях погоды и природы. Петербург бывает разным, воздух в нем бывает разным, бывает в нем и дымка, и она бывает разной. Бывает, когда после резкого сильного ветра с моря воздух делается столь пронзительно прозрачным, что самые-самые далекие или мелкие объекты становятся видны в мельчайших деталях. Тогда особенно хорошо фотографировать открыточные виды – все планы, и близкие, и дальние, идеально ясны, четки и резки. Да и в другие моменты дымка вовсе не правит бал. Условия видимости часто более зависят от условий освещения – утреннего, дневного или вечернего. Или от того, что прямо над Вами туча, а в перспективе за двумя мостами – дома пылают в лучах закатного солнца. Или наоборот – солнце освещает все перед Вами, а задние планы погружены в густые тени. Один и тот же вид всегда разный – то Вы смотрите на него против солнца, то солнце у Вас за спиной, или с боку, или наискосок. Все это порождает самые разные эффекты, вплоть до того, что близкие и дальние планы будто меняются местами – дома на первом плане пропадают в дымке или тонут в сумраке, а задний план возвышается над ним, как Божье Царство над мрачным облаком. И какой-нибудь высокий объем то сияет на солнце, то торчит темной угрюмой громадой вопреки стараниям даже такого старательного декоратора, как петербургский туман, или вовсе не видим или незаметен среди всеобщей пестроты, разбрызганной, например, вечерним солнцем.
Иными словами, дымка, будто бы пожирающая видимость удаленных предметов, – это далеко не самое частое, и совсем не универсальное обстоятельство, формирующее виды Петербурга. Да и если даже она и присутствует, не так уж она в большинстве случаев и прожорлива. Ее мифическая прожорливость нужна художнику, который усиливает ее, чтобы убедительнее написать перспективу, чтобы нарочито углубить пространство, придать ему гротеск. Но непосредственный наблюдатель натуры видит мир без этого художественного гротеска. Воздушная перспектива, конечно же, существует и в натуре. Но… Например, над городом Ереван возвышается гора Арарат. Во всяком случае, его жители считают Арарат символом своего города, формирующим его пейзажи днем и ночью. Однако Арарат расположен вовсе не в пригороде Еревана, а на территории соседнего государства.
Практика лучший критерий истины. Следующая фотография сделана для примера в обычную петербургскую погоду. В том числе, присутствует и дымка. Сквозь волнистые туманы мутным пятном пробивается солнце, его свет вяло рассеивается над Петербургом, неравномерно и тускло освещая некоторые его выпуклости.
На снимке, выполненном с середины Тучкова моста обычным фотоаппаратом со штатным объективом, видны 3 высотные доминанты (справа налево): собор «Спас на крови», шпиль церкви Инженерного Замка и трубы ТЭЦ-2 на Новгородской улице. Сразу и не скажешь, какое их этих объектов ближе и насколько. До Спаса на крови от точки съемки 2,6 км, до Инженерного замка – 3,0 км, до ТЭЦ-2 – 5,8 км, т.е в 2 раза больше чем до первых двух доминант. Следует добавить, что высота этих труб 127,5 метра – более чем в 3 раза ниже предполагаемой высоты здания ОЦ. Да и толщиной они много тоньше. Как видим, никакой заметной потери качества видимости с таким увеличением расстояния, не происходит. Кстати от этой точки до здания ОЦ расстояние составит 6,8 км. А, например, с Биржевого моста (см. кадр из ролика) – 5,8 км., — ровно как до труб от Тучкова моста. И так далее. Такими образом, никаких оснований для того, чтобы при изготовлении фотомонтажей «растворять» в небе изображение здания ОЦ, нет. В справедливости всего изложенного, любой может убедиться сам. Всего лишь надо дойти до середины Тучкова моста и обозрев вид с него, честно ответить: достаточно ли 6-ти километров до высотного объекта, чтобы считать его практически не видимым в охраняемых пейзажах, или все ссылки на эту цифру нечестивое лукавство. Такой опыт был бы значительно более ценным, нежели демагогические спекуляции на тему адекватны ли действительности фотомонтажи с дымкой или без дымки.
И последнее. Вопрос, который рассмотрен выше, вообще носит характер лишь эстетических поисков. Но поисков чего? Правды? Какой? Что именно является информацией, извлекаемой из этих изображений? Разве адекватность реальному пейзажу? Это дело бессмысленное – в разные моменты дня, ночи, сезона, погоды пейзаж разный. Не собираемся же мы моделировать пейзаж с небоскребом во все эти его ипостаси, чтобы проконтролировать когда он терпим, когда нетерпим, а когда прекрасен, когда незаметен, а когда колет глаза. Нет. Достаточно только одного – ответа на принципиальный вопрос: виден ли он, или не виден. Даже если и сквозь дымку. Только и всего. Если так, то при чем тут дымка?
Никонов Павел, архитектор
Объявления
14 ноября 2017 г.
Защитим Тележную!
RSS-подписка
Петербургский ФотоКросс
Karpovka.net Петербург на 4kg.ru. Фото, история, бизнес, люди, улицы, ссылки  

Независимое общественное движение «Живой Город»

Независимое общественное движение «Живой Город»