Живой Город - движение за сохранение культурного наследия Санкт-Петербурга
ЛЕНИНГРАДСКАЯ ПАНОРАМА № 4 1988

ДЕТИ ПЕРЕСТРОЙКИ И ГЛАСНОСТИ
Экологокультурное движение

М. Г.ТАЛАЛАЙ,
эксперт ЛО Советского Фонда культуры, секретарь Совета по экологии культуры
Каждую среду до позднего вечера ярко освещены окна второго этажа Серебряных рядов на Невском, 31. Двери Ленинградского отделения Советского Фонда культуры открыты. В респектабельной приемной собирается на редкость пестрое общество — школьницы и известные ученые, длинноволосые, словно с карикатур, юнцы и ветераны войны, профессиональные градостроители и домохозяйки... В одном углу отчаянно спорят, несколько человек за большим столом слушают чей-то взволнованный монолог, внезапно прерванный взрывом хохота из другого угла, из рук в руки передаются очередные воззвания с непременным сбором подписей. Все это называется заседанием Совета по экологии культуры.
Откуда же взялись все эти люди, не очень удачно окрещенные «экологокультурными неформалами»? Почему их штаб-квартира разместилась в Ленинградском отделении Фонда культуры? Чего они хотят, и нужно ли это обществу?

О ПОЛЬЗЕ СКВОЗНЯКОВ

В комнате открыли окно, и в ней загулял ветер. Его можно считать нежелательным сквозняком, а можно — целительным озоном.
Не секрет, что еще три года тому назад просто немыслимы были бы события, развернувшиеся на Исаакиевской площади в марте 1987-го. На поверхностный взгляд покажется, что массовое эколого-культурное движение возникло у стен разрушенного «Англетера», но более проницательные наблюдатели совершенно правильно считают это закономерностью.
Весь поворот событий был предопределен отсутствием гласности в градостроительстве, несовершенством системы охраны и реставрации произведений зодчества, а также нерешенностью многих экономических, юридических, технических вопросов — словом, тем, что ныне подвергнуто критике партией и правительством как застойные явления. Выступление неформалов нарастало исподволь и, как сейчас стало очевидным, явилось следствием общего курса государства на демократизацию жизни.
Наверняка правы люди, стоявшие у истоков ВООПИиКа и утверждающие, что в шестидесятые годы они тоже были неформалами. Но «застойные семидесятые» с их официальным безразличием к памятникам культуры плюс пагубная монополия на защиту культурного наследия действительно заформализовали работу этой организации, не говоря уже об «официальной» Государственной инспекции.

КТО ЗАПИСАЛСЯ В ДОБРОВОЛЬЦЫ?

Разные причины приводили людей к попавшим в беду памятникам — одни просто не могли равнодушно смотреть на гибнувшую красоту, другим совместная работа помогала победить одиночество, найти себя, третьи пытались через бескорыстный труд, через чистосердечие отношений утвердить новую концепцию жизни, складывавшуюся, впрочем, из таких вечных понятий, как любовь, доброта, антипотребительство.
Первыми неформалами в Ленинграде стали добровольцы-реставраторы, которым, кстати, поддержку оказало ЛГО ВООПИиК. Настоящие подвижники культуры, они заслуживают самой высокой похвалы и горячей поддержки. Не зная выходных, почти ежедневно выходят они на реставрационные площадки после обычного рабочего дня, а отпуска проводят на Валааме, Соловках и в других «горячих точках».
Группу, позднее получившую статус любительского объединения и название «Мир», возглавил геолог С. Николаев, имеющий многолетний опыт реставрационных работ. Одним из первых ее объектов стал костел св. Екатерины на Невском, пострадавший от пожара в 1984 году. Добровольцы, пришедшие сюда в марте 1985 года, разрезали автогеном металлические леса, внимательно просеяли золу и мусор, отсортировав те детали интерьера, которые были меньше повреждены огнем. На реставрации Зотова бастиона Петропавловской крепости энтузиасты отработали 22 субботника. За это время они расчистили 700 квадратных метров булыжного покрытия и перемостили 800. Несколько месяцев продолжались работы в Муринской церкви. А как выкладывались, чтобы успеть с открытием Музея-квартиры Пушкина на Мойке, 12, к назначенному сроку!

ПОМОЩНИКИ И ПОДВИЖНИКИ

Вокруг многих заброшенных и забытых памятников стали постепенно складываться свои «стройотряды». Порой эти группы не стремятся регистрироваться и приобретать общественный статус. Одна из них возникла в Гостилицах — замечательном, но сильно разрушенном усадебно-парковом комплексе, который местные жители называли «Разбиткой». Свои друзья и помощники появились у Ропшинского дворца, долгие годы находившегося в запустении.
А вот в Колпине образовалось любительское объединение «Невская битва». Оно поставило перед собой одну, но благородную и трудную цель — поднять из руин к 750-летию Невской битвы — к 1990 году — старинную Александро-Невскую церковь, возведенную в честь этого события. Еще несколько лет назад попытки общественности начать реставрацию памятника оценивались в лучшем случае как фантазия, а в худшем как «идеологическая диверсия». Сейчас настойчивость любительского объединения, проявленная не только на субботниках, но и в приемных ответственных организаций, вознаграждена — ленинградцы получили гарантии своевременного восстановления памятника.
Воздавая справедливую хвалу самоотверженному труду добровольных реставраторов, с горечью вспоминаешь слова К. М. Симонова о том, что в основе многих народных подвигов лежит чья-то бесхозяйственность.
Как ни обидно, но приходится признать, что чаще всего к ним относятся как к даровой бессловесной рабочей силе. Порой доходит до того, что некоторые смекалистые администраторы приглашают их... помыть полы, потаскать мебель.
Государственные организации, которым оказывается помощь, часто не только не обеспечивают добровольцев необходимыми материалами и инструментами, но и считают совершенно немыслимым делом отчитываться перед своими помощниками о том, почему они сами месяцами не появляются на объекте или выдают безбожную халтуру. Именно так сложилась ситуация на Мойке, 12, где добровольцы тщательно разбирали кладку XVIII века, а это потом оказалось никому не нужно.

ДИВИДЕНДЫ НЕ ПО АДРЕСУ

Сейчас, когда многие организации переходят на хозрасчет, добровольцев начинают посещать крамольные мысли — а кто получит деньги и прочие дивиденды за их труд? Ведь то, что они делают, заложено в сметы и как-то оприходуется. На некоторых объектах энтузиасты столкнулись с нечистоплотностью, когда за их работу почести и материальные блага получали официальные организации. В Ропше, например, исполнитель работ — Красносельская ПМК беззастенчиво закрыла наряды на работы, сделанные по выходным энтузиастами. Или если, как в случае с костелом св. Екатерины, с виновных в небрежении к памятнику нельзя востребовать стоимость причиненного ущерба, то почему бы не поставить их на неоплачиваемые, но далеко не легкие работы?...
Постепенно сама жизнь приводит добровольцев к пониманию того, что они зачастую борются со следствиями, оставляя вне зоны внимания причины, их порождающие. И хотя в целом для этих людей характерна позиция невмешательства в социальные и политические вопросы, порой кое-кто из них «откладывает лопаты» и прибегает к действиям, характерным для принципиально иной экологокультурной группы.

ЧТО СПАСАЕТ «СПАСЕНИЕ»

Историк А. Ковалев, руководитель «Группы спасения историко-культурных памятников Ленинграда», так выражает позицию своих единомышленников: «Наша задача: от практики — к теории, от частного — к общему, цель — коренное социалистическое преобразование общества, без чего невозможно и эффективное сохранение памятников культуры. Исходя из своих небольших сил, заниматься конкретной борьбой, в каждой мелочи разоблачая порочность бюрократической структуры». Другой лидер группы, С. Васильев, дополняет: «Цели нашей организации, причины, нас объединившие, совершенно определенны и касаются прежде всего экологии городской среды. Именно потому, что мы не политический клуб и не любительская группа, все наши митинги, субботники, пикеты и декларации не являются для нас самозначимыми. Да, мы за перестройку, но мы не назвались «Группой содействия перестройке». Ее лозунги для нас — не цель, а лишь условия, необходимые для нормального решения городских проблем. Отсюда наше понимание необходимости демократизации форм общественной активности.»
За полтора года существования группа «Спасение» провела десятки техэкспертиз, встреч со специалистами, лекций, экскурсий, митингов, диспутов, подготовила ряд альтернативных проектных предложений и выступлений в печати, на радио и телевидении, множество субботников и конференций, городских праздников, посвященных Достоевскому, Дельвигу, Хармсу, Гумилеву и архитектору Львову. Немало часов потратили члены группы, «вгрызаясь в гранит науки»: ведь чтобы доказать свою правоту, приходится быть и экономистами, и историками, и юристами, вникать в тонкости капитального ремонта, финансирования реставрационных работ и выполнения арендных обязательств. Хотя ребятам больше по вкусу уличные праздники и митинги.

НЕ БОЙТЕСЬ «ЗЕЛЕНЫХ ХИППИ»

Во время беседы за час до сноса «Англетера» один из инструкторов Горкома комсомола с возмущением обратился к «спасенцам»: «Да вы посмотрите, кто с вами на площади? Волосатые эти из «Сайгона»! Как вы могли такое допустить!» Группа «Спасение» не только могла «такое допустить», но и всегда считала глубоко неверной «страусиную позицию» в отношении этой части молодежи. Легче всего оскорблять или обходить ребят, как зачумленных. И гораздо труднее понимать и поддерживать их стремление встать на защиту культуры от бездуховности, помочь перейти от стихийного, эмоционального протеста к осознанной, аргументированной позиции. Результат этого понимания и доброжелательности — появление «зеленых хиппи» и панков, работающих вместе с Обществом охраны природы, и рождение группы «ЭРА». В нее вошли представители ленинградской «Хип-системы», не захотевшие равнодушно смотреть на снос рядовой застройки центра.

«ТУСОВКА» НА ЛИГОВКЕ

Несколько претенциозное название «ЭРА» является аббревиатурой и расшифровывается просто — «Экология рядовой архитектуры». Датой своего создания группа считает тот августовский день прошлого года, когда несколько единомышленников из «системы» организовали сбор подписей в защиту трех домов на Лиговском проспекте, обреченных на снос.
Слово представителю «ЭРЫ» А. Козеву: «Члены группы пришли в экологию не случайно. Одни участвовали в защите «Англетера». Другие стояли после его сноса на посту общественной информации — на борьбу с этим постом городские власти употребили немало сил. Третьи работали в рядах добровольцев — реставраторов, разгребая мусор в Русском музее, ремонт которого муниципалитету оказался не по плечу. К сожалению, в нашей группе еще нет специалистов по архитектуре и истории, но надеемся, что они к нам придут. С самого начала для нас было бесспорным, что в защите нуждается в гораздо большей степени весь старый город, чем его здания, удостоившиеся признания архитектурно-историческими памятниками. Реставрировать отдельные здания, уничтожая одновременно с этим рядовую застройку, это то же самое, что лечить больные зубы умирающему от холеры человеку».
Начав с «Тусовки» на Лиговке, ребята за считанные месяцы изрядно поднаторели в вопросах охраны и реставрации, перезнакомились с руководителями исполкомов, ГлавАПУ, ГИОПа и ВООПИиКа, научились организованно проводить митинги и демонстрации, корректно вести себя на брифингах и конференциях, задавая вопросы вежливо, но, как говорится, «не в бровь, а в глаз». Среди них неожиданно раскрылись весьма дотошные обследователи исторических районов и покорители бюрократических вершин в составлении справок, заявлений, отчетов.

СДЕЛАЙ ГРУППУ САМ!

Поступь ленинградского экологокультурного движения во многом следствие многоликости этого процесса. Вместе с тем — это результат деятельности разнообразных групп, клубов, занимающихся какой-то одной проблемой.
Так, в марте 1987 года учредилось университетское общество «Петербург», малочисленная, но весьма активная группа, поставившая своей целью разрешение многих сложных вопросов, связанных с ее «альма матер». Студенты из «Петербурга» ставят своей задачей пересмотр решения о переводе гуманитарных факультетов за пределы города, о спорности присвоения университету имени Жданова. Ведутся работы по приведению в порядок могил некоторых университетских преподавателей, намечено много других малых, но вполне конкретных дел.
Цель группы «Памятник» — увековечение памяти П. И. Чайковского. Шаг за шагом ей удалось привлечь внимание общественности к этой идее, «подвигнуть» на нее Союз композиторов и Фонд культуры. Благодаря этим усилиям сейчас в Ленинграде полным ходом идет подготовка к конкурсу на монумент великому композитору. И есть уверенность, что 150-летие Чайковского, которое состоится через два года, будет отмечено достойным образом.
Другая группа энтузиастов — ревнители исторической топонимики. Она проводила опросы общественного мнения с целью восстановления старинных названий ряда городских улиц — Галерной, Почтамтской, Малой Посадской... Опросные листы опускались в почтовые ящики, и, кстати, подавляющее большинство жителей высказалось за возвращение старых имен своим улицам.

ВСТРЕТИМСЯ В СЕРЕБРЯНЫХ РЯДАХ

Большинство групп поддерживают между собой связи, информируют друг друга о своих замыслах и «акциях». Форму этого общения нашли достаточно быстро, создав Совет по экологии культуры — координационный центр, собирающий представителей групп на свои заседания. Совет имеет свой печатный (пока, увы, машинописным способом) орган — специальный бюллетень «Вестник», ведущий хронику экологокультурных событий в городе. «Штаб» неформалов регулярно собирается в помещении Фонда культуры, где он получил статус актива Фонда. Такое сотрудничество позволяет вырабатывать совместные программы действий, направленных на сохранение и приумножение культурной среды. Явление это вполне закономерно. Сам факт создания Советского Фонда культуры — характерное проявление нового курса государства на задействование демократических инициатив. У истоков новой организации встали люди с высокой общественной репутацией — прежде всего академик Д. С. Лихачев, поддержавший неформалов в самые тяжелые для них времена.

ДОВЕРИЕ ОБЯЗЫВАЕТ

Именно Д. С. Лихачев сформулировал кредо Фонда культуры по отношению к эколого-культурным группам: «Им необходимо доверие».
Доверие обязывает — и большинство «неформалов от экологии культуры» прониклись своим новым общественным положением.
Именно эта ответственность за свои действия и высокая организованность позволили ленинградцам стать осенью прошлого года хозяевами первой экологокультурной конференции неформалов. Представители более чем двадцати городов Советского Союза воочию убедились, что они в своей деятельности не одиноки, что проблемы сохранения культурного наследия в общем-то схожи. И что работы впереди много.
№ 4 1988 ЛЕНИНГРАДСКАЯ ПАНОРАМА
Объявления
14 ноября 2017 г.
Защитим Тележную!
RSS-подписка
Петербургский ФотоКросс
Karpovka.net Петербург на 4kg.ru. Фото, история, бизнес, люди, улицы, ссылки  

Независимое общественное движение «Живой Город»

Независимое общественное движение «Живой Город»