Живой Город - движение за сохранение культурного наследия Санкт-Петербурга
Вечерний Петербург
Среда, 24 марта 1999г.
Мнимые величины
Сергей ВАСИЛЬЕВ
От имени Группы спасения.

НОВОДЕЛ И ПОДЛИННОСТЬ ГОРОДА

На Исаакиевской по углам Малой Морской стоят два благополучных на вид строения. Бывший «Англетер» и дом № 23/8 на другой стороне улицы — так называемый дом Шиля. Оба претерпели разрушительную реконструкцию. «Англетер» — новодел с воссозданным фасадом и прежней планировкой. Связанный с именем Достоевского, « дом Шиля недавно был отстроен шотландской фирмой -Моррисон», получил совершенно новую начинку и крышу, сохранив старые стены.
Двенадцать лет назад, 18 марта 1987 года, власти устроили разгон пикетировавшей под стенами «Англетера» Группы спасения и примкнувших к ней горожан. «Англетер», несмотря на их протесты, был снесен. Нынешнему времени смысл тогдашнего противостояния все менее понятен, то ли обкурившиеся обитатели «Сайгона» вконец ошалели от перестроенной весны, то ли упертые фанаты старины воззвали к антисоветским настроениям публики, то ли все это тонкая провокация проперестроечных органов с целью дискредитации тогдашней партийной верхушки.
Едва ли стоит спустя столько лет кого-то разубеждать, что-то доказывать. Циничный век не поверит массовым благородным порывам; да и то сказать, воспользовались ими тогда по полной. Гостиница сегодня выглядит вполне по-старинному, и прохожему неясно, из-за чего было огород-то городить. На взгляд тогдашних защитников «Англетера», смысл наших действий — в защите подлинности и оскорбленного гражданского чувства. Стоявшие ночами в пикетах и расклеивавшие плакаты абсолютизировали неприкосновенность старого города и защищали подлинность как главную его ценность. Нашими формальными аргументами были экспертные свидетельства прочности здания и документальные подтверждения его подохранного статуса. А для большинства горожан главным оставалось то, что власти ломают гостиницу, в которой повесился Есенин. Скорбный пафос его самоубийства связывал ленинградцев с «Англетером» и делал их его защитниками. Если б сказали нам тогда, что Есенин погиб не в «Англетере», а был, допустим, замучен в чекистских застенках (есть и такие версии), стали бы мы ее так же защищать? Разумеется. Хотя сочувствующих у нас поубавилось бы.
И сегодня уверен, что выходить к «Англетеру» было и нужно, и должно. Не будь 18 марта 87-го — не был бы скорректирован первоначальный проект восстановления гостиницы в железобетоне. Не были бы отменены решения о сносе Муринской церкви, домов по Владимирскому, 11 и 19. И было бы ощущение предательства. Но вот чего жаль. Если бы тогда, в 87-м, прозвучало предположение о гибели Сергея Есенина в доме Шиля, возможно, и мемориальные внутренности этого дома можно было спасти.
Дом — не только архитектура (вот чего до сих пор все не принимают во внимание специалисты). Не только наружный облик нам дорог и ценен, но и внутренность — те самые стены, в которых не прекращалась жизнь предшествующих поколений. Как известно, дом Шиля был уникален уцелевшей в нем первозданной планировкой, дворовыми флигелями с каретниками, воротами, колесоотбойниками. Жил в этом доме, царство ему небесное, Федор Михайлович Достоевский; был тут арестован по делу петрашевцев и отправился отсюда в ссылку. Как выясняется, здесь в 1920-х была чекистская тюрьма. Сколько судеб, долгих и мимолетных жизней, событий пережито в доме, который помнит строительство Исаакия, несколько наводнений, штурм Германского посольства в 1914-м, падение монархии в 1917 м, артобстрелы и бомбежки.
И в 1987-м, расселенный, без кровли, снятой по тогдашней повсеместной повадке, дом был богаче, волновал куда сильнее, чем нынешняя «конфетка» производства фирмы «Моррисон». Да, несмотря на «нетоварный» вид, он нес информацию для кропотливых исследователей — архивистов, краеведов, благодарных жителей, инженеров, археологов, поэтов и для всякого, кого волнует старина. Достаточно сказать, что в ходе реконструкции дома Петербург лишился уникальной дворовой планировки двухвековой давности. Больше такого в городе нет. Как нет и «тех ступеней», по которым ступал Достоевский. А память камней, площадей пространств значимее мемориальной экспозиции. Своей подлинностью. Конечно, красавчик — новодел с богатой историей участка на Вознесенском, 8/23, когда-нибудь еще обживется, обретет заоконную глубину. Пока же он — юнец, обряженный в отреставрированный дедовский мундир.
Так что не надо обманываться, будто бы «в этом доме…» жил Достоевский, как написано в губернаторском распоряжении о мемориальной доске. Чтобы вешать такую доску, надо было быть требовательнее к иноземным хозяевам и попытаться сохранить хоть что-нибудь кроме стен. Мемориальная доска на «Англетере» корректнее: «В бывшей гостинице «Англетер» /…/ трагически оборвалась жизнь поэта Сергей Есенина». Но даже если версия о гибели поэта в тюрьме ГПУ, в доме № 23/8, что напротив «Англетера», — в том самом доме Шиля, станет официальной точкой зрения — все равно этот текст ближе к правде. Хотя бы потому, что имя Есенина связано с «Англетером» устойчивым городским мифом. Миф — не всегда истина, но правдоподобие его освящено изустным преданием, он увековечен в культурной памяти. …Только что узнал о варианте текста, предложенном Госинспекцией по охране памятников: «В бывшем доме Шиля с 1847 года по 1849 год жил Федор Михайлович Достоевский». Совершенно с этим высказыванием согласен.
Сергеи ВАСИЛЬЕВ —
от имени Группы спасения
P.S. 18 марта инициативная группа горожан заявила о намерении пикетировать дом 229/17 по Лиговскому проспекту, это здание было приговорено к сносу.
19 марта депутат Зак-Са Алексей Ковалев обратился к органам городской прокуратуры, руководителям городской и Фрунзенской районной администрации, в КГИ-ОП и ГУВД «с призывом не превращать горожан, вставших на защиту родного города, в заложников чиновничьих амбиций и пойти на урегулирование конфликта». Пикет был назначен на 22 марта. 20-го здание снесли.
Объявления
14 ноября 2017 г.
Защитим Тележную!
RSS-подписка
Петербургский ФотоКросс
Karpovka.net Петербург на 4kg.ru. Фото, история, бизнес, люди, улицы, ссылки  

Независимое общественное движение «Живой Город»

Независимое общественное движение «Живой Город»