Живой Город - движение за сохранение культурного наследия Санкт-Петербурга

Петербург без исторических раритетов равновелик недрам без нефти

Парковая и ландшафтная архитектура, а также «исторический ресурс» Санкт-Петербурга и других «антикварных городов» планеты, подобны ресурсам нефти и газа. Они создаются веками, а променять их на деньги и «опустить» цену можно за десяток лет. Ведь недра без нефти, т.е. недра с ухудшенной структурой запасов, аналогичны городу без «исторических раритетов», т.е с сильно «прореженной» историей. И то, и другое дорого не стоит. Экономика любого города такова, что надо всегда контролировать «Цену города», как единого комплекса. В Лондоне, к примеру, один только платан в районе Мэйфейр с романической историей оценили в 750 тыс. фунтов стерлингов. К сожалению, чиновники в России часто не знают даже порядок цифр, о которых идет речь, когда отдается команда рубить деревья, потому что они не ведают ЭКОНОМИКУ этого вопроса. Аналогично — и с «романтическими зданиями».... Однако «Не знание экономики не освобождает от ответственности», также как и «незнание закона», на что мною уже обращалось внимание в публикации: «Жертвенность» России: надо переставать быть «туземцами» не только в вопросах торговли нефтью, но и в вопросах «торговли» парковой архитектурой» (http://www.yaroslavova.ru/main.mhtml?Part=17&PubID=204). «Агрессивную точечную застройку» исторических районов Санкт-Петербурга можно сравнить с «агрессивной нефтедобычей», иначе именуемой «пенкоснимательством». Такое отношение к недрам, мы последние десятилетия наблюдали в Тюменском нефтегазовом регионе, включая Ханты-Мансийский округ. Не думаю, что происходившее на рынке недвижимости под давлением «сырьевых денег», в частности, и в нефтяной столице -Тюмени, продублируется полностью в Северной столице с приходом сюда этих «денежных ресурсов». Однако признаки повтора уже сегодня проявлены и наблюдаемы, в том числе, и в изменении структуры городской экономики...

Инвесторы — спринтеры и «Финансовые сели» нефтегазовых денег

«Нефтяным проклятьем» называют ментальность, которая неотступно следует за «финансовыми селями сырьевых денег». Эти «нефтегазовые финансы» несут в себе философию тех, кто за несколько десятилетий поменял на деньги то, что созидалось тысячелетиями. Ведь именно тысячелетиями идет образование нефти в недрах нашей планеты земля. В данном случае, это «инвесторы-спринтеры», на которых давят деньги. И концепция эффективности инвестиций у них пока специфическая : «главное вложиться».
Думаю, жители Санкт-Петербурга хорошо чувствуют эту взаимосвязь, коль скоро, сами «подарили» мне образ «Памятника бывшему Газу», подразумевая высотный административно-деловой проект «Охта-Центра», который может стать навязчивым и ежедневным воспоминанием о том, что в России когда-то был Газ.... Главное, чтобы «Охта-центр» и ему подобные центры не стали ещё и памятниками самому Санкт-Петербургу, именно из-за существующей аналогии в аспектах потребительского отношения как к Нефти и Газу, так и к Истории, а также из-за ошибочного понимания тенденций в динамике спроса инвесторов на мировом рынке.
У «северных нефтегазовых инвесторов», конечно, есть чему учиться. Но у них есть и то, что категорически нельзя повторять в городе Петра. И этому хорошему опыту, и плохому опыту вокруг «энергоденег» посвящена настоящая статья. В контексте этого опыта меня очень беспокоит судьба Санкт-Петербурга, потому что сейчас «нефтегазовые деньги» устремились именно сюда. А за «покровами зеленых занавесов», где «исчезают» здания старинной архитектуры, прячется уже немало тайн градостроительной политики последних лет.

Спрос СУПЕРинвесторов-антикваров «дрейфует» в сторону элитной недвижимости с признаками «Чудес Света»

«Псевдоэкономика» и аргументация «о нерентабельности ветхой старины» характерны для тех, кто «вырывает» исторические здания из общего контекста города Санкт-Петербурга. Это редкий «антикварный город» на планете и мотивации инвесторов здесь другие. Более того, это город максимально приближенный к тому Будущему СПРОСУ, который только сейчас начинает осмысливаться на мировом рынке недвижимости, где миллиардеры-сырьевики (частный капитал) ещё лишь оттачивают мастерство «Инвестора-антиквара».
Надо называть вещи своими именами. Сами «Сырьевики» пока не стали супер-инвесторами и многократно перекладывают свои денежные ресурсы даже не столько из-за коньюнктуры рынка, сколько из-за отсутствия верного понимания того, как будет меняться спрос на недвижимость. А на мировом рынке недвижимости в последнее время росли цены главным образом на элитную недвижимость по причине, я бы сказала, трагического расслоения человечества на богатых и бедных. В это же время цены на жилье для среднего и бедного слоя падали. Одновременно очень быстро менялись требования к элитному жилью. На это обратили внимание и риэлторы самого дорогого сектора недвижимости в Санкт-Петербурге. Элитные дома современной постройки стремительно, за один-два года переходят в категорию не столь элитных домов и это стало все больше беспокоить потенциальных инвесторов. Причины — в плотности застройки на том же Крестовском острове, или в том, что «в историю» вслед за одним объектом начинают встраиваться другие объекты и самой этой «истории», как следствие, становится все меньше и меньше, а это безусловно снижает цену покупки. Инвесторы пытаются с ювелирной точностью выбрать те объекты, которые не «сдуются» в цене и размышляют над концепцией самой элитности, требуя теперь гарантий того, что конкретно их дом останется единственным, «встроенным в историю», и далее не последует «цепная реакция сносов» в его окрестности.
Концепция этой искомой элитности быстро приближается к концепции того, что в идеале именуется «Чудом Света» («Петергоф: Чудо России, Имя России...Чудо Света» http://www.yaroslavova.ru/main.mhtml?Part=15&PubID=217). Это «встроенность» в уникальные пейзажи планеты, это «встроенность» в уникальную историю планеты, это «встроенность» в «духовные и святые земли». Это то, над чем стоит бренд «Вечность»!. Работая над этой темой, мы в Тюмени назвали эти территории «Территориями Счастья». В идеале, формула «Территорий Счастья» такая : «Духовность» + «Вода и Парки» + «История»+ «Уникальная архитектура».
Эта концепция «территорий Счастья» развивалась одновременно с исследованиями по теме Счастья в рамках специального Проекта. Как оказалось, мы не одиноки в таких подходах. Аналогичные принципы заложены при разработке проекта «Острова Счастья» (остров Саадият) в 500 метрах от Абу-Даби — столицы ОАЭ. Здесь будет новый культурный центр мирового класса. Для реализации этого проекта были приглашены архитекторы с мировым именем, каждый из которых спроектировал один музей. Хотя замечу, исходный эстетический, исторический, природный ресурс на острове Саадият намного беднее ресурса Санкт-Петербурга.

«Острова и территории Счастья»: арабы и тюменцы одновременно нашли «золотую жилу» для Инвестиций нефтяных денег с попаданием «в Десятку....». В этой «Десятке» Петербург имеет шанс стать первым...

Я уверена, что есть совершенно четкая закономерность в том, что «Концепция территорий и островов Счастья» возникла независимо друг от друга в главных нефтегазовых регионах планеты. Т.е. там, где как раз «Сырьевые финансовые потоки» требуют быстрых и эффективных вложений, точнее сказать: вложений, потрясающих воображение Ценителей своей близостью к вечным идеалам красоты.. А коль скоро нефтегазовые деньги все больше ощущаются в Санкт-Петербурге, здесь концепция «Территорий Счастья» имеет наилучшие возможности для своего развития. Тем более, что Петр Первый, во многих аспектах, родоначальник именно такого градостроительства.
Что такое сегодня «Инвестиции в Десятку». Это одиночное жилище, встроенное в гору под ниспадающий перед окнами водопад, это замок Нойшванштайн... и подобные этому эксклюзивы. Вот идеал. Главное требование : не должна быть уничтожена среда, в которую встраивается объект. И объект должен быть уникальным. Как показал последний конкурс «Чудо России», в нашей стране таких сочетаний почти нет. Даже Собор Василия Блаженного «не потянул» на этот уровень. Только Петродворец в максимальной мере отвечает названным требованиям. Петр Первый, со всей очевидностью, знал эту формулу и та «технология», по которой он выбирал «живые территории», развешивая туши мяса, прямо указывает на этот факт. Хотя его результат, т.е. сам город Петра свидетельствует о том, что «Формула города» у него имела намного больше слагаемых.
Аналогично организован только Лондон.
Не случайно ведь супруга московского мэра купила себе «самый большой дом Великобритании после Букингемского дворца, эпохи королевы Анны, занесенный в список исторических зданий, который можно увидеть во многих исторических фильмах. Реставрационных работ в нем не проводилось давно: есть дыры в потолке, отваливается штукатурка...» (http://www.newizv.ru/lenta/94069/).Как видим, описание покупки близко к описанию тех исторических объектов, которяе сносятся в СанктПетербурге, ради «стекло-бетонной типовой сиюминутности». Ясно, что Елена Батурина имела возможность «встроить» любую суперсовременную высотку в любой московский пейзаж, на выбор. Но она не сделала этого. Т.е. получается, что в городе, где много лет правил её супруг, в принципе, невозможно появление такого объекта инвестиций, который соответствует критериям любимой женщины московского градоначальника. Быть может, такого объекта не может ныне «случиться» в Москве как раз потому, что здания Средних торговых рядов снесены около Красной площади, а возможно потому, что Елена Батурина осмыслила элитность недвижимости как «Дух и Душу» того здания, которое покупается. Вот эта «Душа старинных зданий» как раз и уничтожается в ходе уплотнительной застройки. А цену имеет именно она. Не исключено, что госпожа Батурина поняла: Москва далеко не территория Счастья и по ряду других показателей. Я уже обращала внимание на то, что в «Территориях Счастья» (улицах, кварталах, островах Счастья) цена квадратного метра недвижимости от 50 до 100 тысяч долларов за квадратный метр. В России же самая дорогая недвижимость в Москве и Санкт-Петербурге стоит кратно ниже. А исходный потенциал у городов не хуже, чем у Лондона. Надо наверное проанализировать : что происходит с Москвой и Санкт-Петербургом. Почему такое отставание?! А отставание объясняется деградацией духовной, культурной и часто правовой среды. Не возражает же Роман Абрамович против требований о том, чтобы строящийся им особняк в центре Лондона был создан исключительно из тех материалов, из которых был построен оригинал здания 1830 года изначально ( http://dom-s.org/news/2008/08/12/vlasti_londona_razreshili_abramovichu ). Почему же Петербург не может выдвинуть требований о восстановлении зданий из прежних материалов с полной копией исторических фасадов. Мне представляется губернатор Санкт-Петербурга недооценивает возможности инвесторов. Хотя это лишь часть того, что надо сделать.

В начале 90-х всех убеждали в нерентабельности нефтедобычи, также как сейчас убеждают в нерентабельности ветхой старины города Петра.

Идея встраивать современные «элитные» здания в исторический облик Санкт-Петербурга, с моей точки зрения, мало чем отличается от затеи какой-нибудь Великой Дамы «встроить» свой образ, в сюжет с царственными историческими персонажами на одном из знаменитых шедевров живописи. К примеру, на картине Рубенса «Портрет королевы Елизаветы», а рядышком..., точечно, она — наша современница... Как бы поднялся рейтинг этой Дамы ! И как бы мог хвалиться перед своими собратьями «художник», вписавший сей образ в творение Рубенса..Проблема только в том, что в подобном случае мы наблюдали бы последнюю выгодную сделку с этим портретом мастера. Ведь покупателями подрисованных шедевров могут быть только сами инициаторы такого «осовременивания» картин великих живописцев. Таким образом, «осовремененная» описанным образом картина больше никогда не принесет доходов и никогда не станет выгодным объектом инвестиций. Инвестор-антиквар в неё никогда не вложится, а лучшие инвесторы на планете, как я уже сказала, Антиквары по ментальности!»
Т.е. если «ЭКОНОМИКУ ИСТОРИИ» считать правильно, то нет сегодня на планете бизнеса более прибыльного, чем инвестиции в «Территории Счастья».
К сожалению, если на доказательство Идеи о том, что «на Истории и на Парках» можно сделать СВЕРХДОХОДЫ намного большие, чем на торговле оружием, нефтью, «элитным новостроем» уйдут те же 15 лет, которые потребовались мне на продвижение идеи «Экспорта нефти за рубли» (от 1990 года http://www.stringer.ru/publication.mhtml?Part=49&PubID=6044), то необратимый ущерб уникальному облику Санкт-Петербурга может быть нанесен не меньший, чем ущерб структуре нефтяных запасов. Для примера, по оценкам академика РАЕН, д.т.н. Е.Козловского... «потеряно до 15 млрд.тонн потенциально извлекаемых запасов» нефти («Предложения странам Большой Восьмерки», пункт 3, http://www.yaroslavova.ru/main.mhtml?Part=15&PubID=60).
В это трудно сейчас поверить, но в 1990 году, когда мною впервые была обнародована идея экспорта нефти за рубли, все относились к этой идее как к утопии, а модно было рассуждать о нерентабельности добычи нефти. В те годы блеф о нерентабельности нефтедобычи соответствовал интересам лоббистов нефтяников, добивавшихся свободных цен для себя и права на свободу внешнеторговых сделок. В основе блефа, как всегда, искаженная экономика и искаженные масштабы цен. Ныне у нас другая мифология, но за ней тот же самый лоббизм...
При этом лоббизм Застройщиков не менее увлекательное зрелище, чем лоббизм нефтяников. В конечном счете нефть — это не финал «потребительской цепочки». В конце «потребительской цепочки» как раз недвижимость, куда и вкладываются нефтяные и газовые капиталы.

«Сырьевые кадры» приходят вслед за «сырьевыми деньгами»

«Сырьевые деньги» уже повсюду ощущаются в городе Петра. Главная же проблема состоит в том, что вслед за этими деньгами сюда, в Санкт-Петербург, придут «прокровители и проводники» нефтегазовых финансовых потоков, в т.ч. носители той самой ментальности, о которой сказано выше... Они будут встроены в схемы принятия градостроительных решений, в создание регионального «законодательства» о градостроительной деятельности, в т.ч. на самых высоких позициях в городском управлении.
Этот процесс уже не остановить также как «явление» российских капиталистов в Лондоне или на французской Ривьере. Не остается ничего иного как просто подготовиться к приходу.
Именно по этой причине Петербургу, его жителям, фанатам и патриотам города имеет смысл заблаговременно познакомиться с той практикой, с теми ошибками и «болезнями», которыми «заражены» эти «реки нефтяных и газовых денег». Мое глубокое уважение вызвали экспертные заключения многих архитекторов Санкт-Петербурга, специалистов по истории и строительству, которые дали в высшей степени убедительные обоснования того, почему на месте «исчезнувших» зданий нельзя было строить то, что теперь нарушило изначальную концепцию города с его уникальной «небесной линией», детально продуманную Петром I вместе с его единомышленниками. Санкт-Петербургу повезло и в том, что у него ещё есть достаточно много личностей, имеющих мужество публично высказывать свою точку зрения. Полтора года назад, когда я впервые это наблюдала уже как человек, большую часть времени проживающий в городе Петра, такая свобода слова воспринималась мною как «хрущевская оттепель». Сейчас же немного скорректировала свое видение.
Жители Петербурга не знают как управляется региональная Россия. И не всегда могут сравнивать. Ведь не случайно одно из первых заявлений Д.Медведева касалось того, что кадров на губернаторские должности в стране нет. Хотя у меня и вызвало удивление его желание перенести текущий опыт Тюмени на опыт других городов. Быть может, для других городов он в чем-то и подходит, ведь я сама писала Концепцию и стратегию развития Тюмени в середине 90-х годов и наблюдала её реализацию, а следовательно, знаю этот опыт (http://www.yaroslavova.ru/main.mhtml?Part=11). Позже, к сожалению, Идея Концепции была подкорректирована лоббистскими бизнес интересами как раз в ущерб парковой архитектуре города, его гармоничному развитию и основополагающей идее о совместимости и гармонии...Но я уверена, что самой нефтяной столице есть чему учиться у Санкт-Петербурга, в большей мере, чем Петербургу у Тюмени ( если начинать непосредственно с замысла о строительстве города).

Общественный совет не может подменять публичные слушания, а публичные слушания — запоздалая и аппаратно бесперспективная процедура «учета» мнения граждан.

У губернатора Валентины Матвиенко присутствует «Слышимость» и это единственный известный мне прецедент, когда глава субъекта Федерации публично признала, что «Монблан» и «Регент Холл» были ошибками Тем самым, она «отрезала» себе пути к отступлению. При этом я отдаю себе отчет в том, что и у госпожи Матвиенко есть опыт комсомольского прошлого, дающего хорошие навыки «посыпать пеплом голову», позируя на публику, который теоретически мог быть применен и в этом случае. А «отрезается» часто уже тогда, когда «внедрение уплотнительной застройки» произошло. К примеру, почему только сейчас Вице-премьер А.Жуков говорит о том, что точечной застройки уже не будет, когда всё де-факто уплотнено. Почему он не сказал это 8-10 лет назад, когда такое грубое вторжение в архитекутру всех российских городов началось повсеместно и имел место первый протест экспертов и населения.
Александр Солженицын, которого мы вспоминаем в эти дни, говорил: «Я уже привык, что публичное покаяние — везде в современном человечестве — самое неприемлемое действие для политических фигур». Понятно, что лучше вообще не делать то, за что приходится каяться. Но среди тех, кто сделал плохо, как показывает практика, «кающиеся» ещё хоть чуть-чуть ориентируются на общественное мнение и дают обратную связь о слышимости. Для тех же Глав, кто молчит и продолжает делать, население вообще не существует как фактор, который надо учитывать.
Что касается Общественного совета по градостроительству, на который опять же губернатор ссылается, как на гаранта того, что впредь «Монбланов» в городе Петра не будет, то тут вновь актуально не повторить тюменский опыт градостроительной политики, когда подобный же совет был создан из Застройщиков или людей ангажированных ими. Этот опыт описан в статье «Генплан без купюр», посвященной 10 -летнему юбилею того, как Тюмень жила без утвержденного Генерального плана, сделанной мною в 2006 году. Приведу короткую цитату из этой статьи: «В этом Общественном совете, как известно, доминируют представители всех городских Застройщиков...Вот вам и лоббизм, который осудил Президент России. В Градостроительном кодексе, как известно, роль Общественного совета города не прописана. Там есть процедуры публичных слушаний, которые, похоже, писал не плохой аппаратчик, поскольку реализовать право на эти процедуры сложно». Один из важных выводов этой публикации, да и всего моего опыта, следующий: «в идеале граждане должны включаться в разработку Генерального плана на уровне его Концепции, а не на уровне того, что называется поправками, т.е. некоторых мелких изменений о том, куда переставить скамейку (или — какое слово заменить в Правилах застройки)..К сожалению, наше российское законодательство, особенно сегодняшний Градостроительный кодекс РФ, который с моей точки зрения, хуже предыдущего (если говорить в целом), не позволяет жителям города реально определять городское будущее. В Тюмени по разным причинам во многом исчезла практика реальных, а не фантомных консультаций с населением о важных градостроительных решениях. Собрать сто человек для показухи это не значит проконсультироваться... Замечу, что уважение населения как раз и есть самое рентабельное дело для города в целом, как показал опыт 1995 года. Так как население обозначает одновременно и свой потребительский спрос».

Опыт Тюмени: социологическим опросам населения — Да, манипуляциям с «закрепленными» территориями и ротациям градоначальников — Нет...

Таким образом, тот опыт, который Санкт-Петербургу можно взять у Тюмени — это практика консультаций с населением середины 90-х годов в виде масштабного социологического исследования, предшествовавшего работе над Концепцией города. В «пакете» с сырьевыми деньгами — это дает необычный для России результат! Но большая проблема состоит в том, что мнение населения и бизнеса, с которого стартуют такие проекты, по мере выхода проектов «на этап Реализации» перекрывается интересами лоббистов от «торговых сетей» и Застройщиков. И в проектах, вследствие этого, желания лоббистов перевешивают приоритеты населения. Начинается совмещение несовместимого. В частности, Эстетика, Праздник и Отдых, которые символизируются парками, озерами, музеями, историческими красотами механически соединяются с Повседневностью и Рабочим ритмом, символизируемыми, к примеру, «Макдональдсом». Преодолеть это Тюмени не удалось. Более того, эта дисгармония и безвкусица получила развитие. Такая безвкусица за последние три года «поразила» и Невский проспект, где «дешевые общепитовские брэнды» откровенно и кричаще унижают «вечный брэнд» Самого Невского! Однако вернемся к Тюмени. Наиболее известный тюменский проект — это проект «Цветного бульвара». Недавно он признан «Чудом Тюмени», в контексте общей «волны поиска Чудес в России» и мне это где-то даже приятно как автору изначальной идеи, поскольку я готовила первое развернутое решение для городской Думы и защищала его. Но по факту реализации уже несколько видоизмененного позже проекта, более тысячи деревьев вырублено, уничтожен стадион, тогда как сами жители хотели его сохранить... Т.е. из задействованных в этот проект ресурсов можно было получить более выдающийся результат, чем тот, который мы получили.. И опять же как человека, который стоял у истоков проекта и знал, что многое задумывалось иначе, меня огорчает то, что «романтический парк» уже теперь не восстановить. Тюмень могла развиваться как Сингапур, где первое, что бросается в глаза — это зелень... Она имела для этого достаточные денежные ресурсы, но этого не случилось. Именно поэтому я сейчас с удовольствием смотрю на многочисленных садовников в городе Санкт- Петербурге и радуюсь: им ещё есть что подстригать. В нефтяной столице, как уже ясно, зелени, которую можно культивировать, почти нет. И такого тюменского опыта городу Петра, ещё раз повторю, я не желаю.
Не мало ухудшению архитектуры нефтяной столицы способствовала и концепция так называемых «закрепленных территорий», которым также посвящался сюжет в публикации «Генплан без купюр» (25 мая 2006 года). Это замечание актуально для Санкт-Петербурга, т.к. здесь сейчас идет вывод заводов за черту города с высвобождением земель, поэтому приведу цитату: «Не секрет, что различного рода региональные стратегии сейчас используются для лоббирования интересов бизнеса. Вследствие лоббизма и при существующем состоянии законодательства о генеральных планах, сам Генеральный план также можно теоретически использовать в таких лоббистских целях... Вся Тюмень наблюдает, как бурно застраиваются территории упомянутых бывших тюменских заводов, а также территории школ и больниц. Все знают объяснение. Цена земельных участков в городе растет, а действующее законодательство умалчивает о судьбе как раз вот таких участков, названных мною выше. А если не умалчивает, то, что называется, возможны варианты. Можно «включить дурака» и наплевать на слова вице-премьера. Вице-Премьер Правительства РФ Дмитрий Медведев недавно сказал открыто о том, что в секторе распределения земельных участков непорядок. Земельные участки не выставляются на аукцион и это ведет к коррупции, к росту цены квартир у застройщиков. Однако он говорил о свободных земельных участках, не распределенных. Тогда как названные мною территории часто представляются как территории, закрепленные, к примеру, за больницами. В период работы в городской Думе мною не раз высказывались возражения, против этой неправовой лексики: закрепленные. Однако эта лексика жила и будет видимо иметь последствия. Ведь можно, что называется «включить дурака» и сделать вид, что прямые указания Вице-Премьера Дмитрия Медведева не касаются территорий социальных объектов, территорий бывших заводов и т.п.»
Плохо влияет на градостроительную политику частая смена первых лиц. Подобным образом создаются карьеры номинантам, которых «протаскивают» по должностям. Но населению это не интересно. Оно не успевает донести до первых лиц (мэров, губернаторов) даже свою обеспокоенность. А каждый новый губернатор, складывается такое впечатление, «единогласнее» предыдущего. Смена же губернаторов приводит к тому, что вслед за ними появляются торговые сети и супермаркеты с «московскими корнями» либо трансконтинентальные. И не редко город заполоняется объектами той группы поддержки, которая стоит за новым главой региона. А если мэры в ходе такой ротации меняются один — два раза в год, как это было в Тюмени, начиная с 2005 года, то претензии их групп поддержки на то, чтобы «поставить ноги на рынке» становятся непосильными для городов.

Последователи Петра никогда бы не инвестировали средства в «мазню» на живописном полотне Санкт-Петербурга... Они щеголяли красотой, а не габаритами...

Мне не известны в России случаи, когда бы лоббизм можно было остановить. Если только это делал сам Владимир Путин. Но есть логический ряд, на который можно влиять.
Этот ряд таков : «Деньги идут за олигархами». «Олигархи следуют за своим Интересом». Их интересом сложно манипулировать, но на их интерес можно влиять разумной логикой. А логика эта следующая. Цена, города, в котором точечно сносятся исторические, по сути, «аниквартные» здания, а вместо них точечно встраивается «элитность», падает резко и навсегда, также как и цена вышеописанной «подрисованной» картины. И инвестиции, внесенные за «мазки» нанесенные на городскую архитектуру Санкт-Петербурга никаким образом не компенсируют снижение цены города в целом, как экономической единицы. Все это,в конечном счете, тормозит рост цен на городскую недвижимость, а значит и тормозит рост капиталов.
Любой бывший инвестор-спекулянт, заработавший капитал, в конечном счете, этот капитал вложит в «вечные шедевры»: в картины: в древние иконы; в особняки викторианской эпохи в предместьях Лондона, в поместья с парками и многовековой историей...Таким образом, только гарантии сохранения в городе «антикварных зданий» и «антиквартной среды» являются гарантиями инвестиций!!! Лучшим местом для инвестиций считается тот город, где инвестор готов жить сам и в который готов вкладывать инвестиции надолго.
В контектсте того, куда вкладывать нефтяные деньги, мы в Тюменской области много изучали тему разных сырьевых Фондов, в том числе, Фондов арабских стран, наряду с канадскими, норвежскими и пр. На эту тему были публикации и Фонды эти даже появились с приходом тюменцев на высокие позиции в Правительстве («Нефтяные доходы: «Накопители, «Расточители» и «Организаторы накоплений», http://www.yaroslavova.ru/main.mhtml?Part=16&PubID=115). Но это уже, в определенной мере, устаревающий опыт и диллема этих фондов : «Расточители», «Накопители» и «Организаторы Накоплений» сегодня требует совершенства. Путь у такого совершенства один. И как видно из того, что сказано выше, его одинако понимают и арабские инвесторы, и представители гражданского общества Тюмени. Это, образно, инвестии в «Острова» Счастья», это составление «КАРТ ТЕРРИТОРИЙ СЧАСТЬЯ» дабы их не уничтожить, и это развитие самой концепции этих территории — как главных объектов «Инвестиций Будущего», базирующихся на градостроительном опыте Петра Первого и развивающегося при этом в гуманном аспекте.
Я обратила внимание, что в Санкт-Петербурге в ответ на восторги красотами города, жители Северной столицы не преминут заметить, что этот город «построен на костях». Пока не могу сделать однозначный вывод о том, что за этим стоит: специальная пропаганда или вдумчивое изучение того, какою ценой создана такая Красота. Однако могу сказать, что во всей истории планеты, Петр Первый единственный Глава империи, который построил целый город за период своего правления. Петр жесткий царь. Но в мировой истории было огромное число не жестких, а жестоких правителей, не оставивших после себя ничего. Они канули в лету, потому что с их именами не связан никакой созидательный след. С Петром Первым иначе. Его нельзя забыть. Вот он Город Петра, вот она Вечная Память, вот оно и вечное «желание самоутвердиться, критикуя великих».... Однако Петр Первый,что уже замечено, не был самым жестоким в истории планеты, а вот самым гениальным градостроителем он был. И эти две его характертики не уравновешивают друг друга. Управленческую модель Петра, безусловно, надо совершенствовать в плане гуманности к трудовым ресурсам, но вот в градостроительном контектсте его опыт следует повторять.
Т.е. правители бывают разные. Одни могут оставить о себе Памятник — Чудо Света, другие Памятник о своей жестокости — Освенцим, третьи могут оставить после себя Памятник о том, что в России когда был газ и деньги... Наверное каждому из Первых лиц современности, надо посмотреть на все это «Взглядом из вечности» и подумать о том, какими же комментариями и ремарками его станут вспоминать либо проклинать потомки. 1-10 августа 2008 года
© Наталья Чистякова-Ярославава, к.т.н.,
экс-заместитель генерального директора Центра Стратегии
регионального развития Тюменской области, Председатель комитета
консультантов Тюменской городской Думы до 2001 года,
автор Концепции и Программы развития города Тюмени (1995 год),
автор работы «О содержании Концепции и программы развития
Тюменской области»,
10 августа 2008 г
Объявления
16 августа 2017 г.
В защиту дома Лермонтова пройдут одиночные пикеты
16 августа с 18.30 до 19.30 на Невском проспекте пройдут одиночные пикеты за сохранение дома и мемориальной квартиры, а также за создание музея М.Ю. Лермонтова в доме 61 по Садовой улице.
RSS-подписка
Петербургский ФотоКросс
Karpovka.net Петербург на 4kg.ru. Фото, история, бизнес, люди, улицы, ссылки  

Независимое общественное движение «Живой Город»

Независимое общественное движение «Живой Город»