Живой Город - движение за сохранение культурного наследия Санкт-Петербурга
Санкт-Петербург, по формулировке ЮНЕСКО — «... единственное в своем роде и совершенное воплощение на обширном пространстве в течение 200 лет европейской идеи регулярного города, гармонизированного с ландшафтом».
Однако именно эта его уникальность теперь может быть утрачена окончательно. Небывало активное новое строительство не считается ни с петербургским ландшафтом, ни с петербургскими градостроительными традициями. Из градостроительного проектирования исчезла тема архитектурного ансамбля. Это проявляется не только в том, что градостроительные ансамбли, как единожды задуманные комплексы, более не проектируются, и не только в том, что к новым постройки не предъявляются требования сочетаться с архитектурным окружением, формируя ансамбль, но и в том, что прежде сложившиеся ансамбли не уважаются, не сохраняются, не признаются как какая бы то ни было ценность.

1. ИЗМЕНЕНИЕ ОБЛИКА ИСТОРИЧЕСКИХ ПАНОРАМ САНКТ-ПЕТЕРБУРГА

Набережные

Об уже осуществленных и планируемых разрушительных вторжениях нового строительства в сложившиеся невские панорамы (жилые комплексы «Аврора», «Монблан», «У Ростральных колонн», «Серебряные зеркала», деловой центр «Газпром-Сити» и др.) было сказано в нашей предыдущей аналитической записке.

Площади

Исаакиевская площадь

Уже осуществленное строительство гостиницы «Ренессанс» на Почтамтской улице,4. После согласования проекта здание «приросло» шестиметровой застекленной надстройкой, которая непоправимо испортила вид на дом Мятлевых (Исаакиевская пл., 9) и вылезла отвратительным фурункулом над исторической застройкой площади. Помимо этого, в процессе строительства вход в отель дополнили вульгарным трехарочным навесом и тяжелой гранитной отделкой. КГИОП утверждает, что согласовывал только внешние корпуса, а высотное приращение произошло самовольно на внутриквартальном строении. Однако никто не потребовал от застройщика разобрать эту незаконную, самовольную надстройку, несмотря даже на то, что архитектор, автор проекта этой реконструкции отказался от своего авторства, и застройщик возводил надстройку по собственному доморощенному проекту.
Новая опасность – реконструкция под гостиницу дома Лобанова-Ростовского (Вознесенский пр., 1). Знаменитый «дом со львами» также предполагается надстроить дополнительным этажом со стеклянным куполом. Так новые хозяева здания обещают «улучшить» творение архитектора Огюста Монферрана.
Проект «усовершенствования» здания работы Огюста Монферрана осуществляет ООО «Евгений Герасимов и партнеры» — архитектор Евгений Герасимов уже внес свою лепту в дело уничтожения классических петербургских ансамблей (ему принадлежит авторство громоздкого параллелепипеда, обезобразившего комплекс Росси у площади Островского), строительство скандально известного жилого здания «Пятый элемент» в самом центре Приморского парка Победы, жилого комплекса «Дом у моря», отъевший всю северо-восточную часть того же парка.
Еще два дома на Вознесенском проспекте (№№ 4-6 – соответственно 1798 и 1869 годов постройки) были переданы ООО «Р.Е.Д.» под сооружение «гостиницы класса бутик-отель». О том, что в процессе этой «реконструкции» также будет превышена планка существующей застройки, заявил генеральный директор ООО «Р.Е.Д.» Дмитрий Воробьев: «Фасад будет включать пять-шесть этажей, а в дворовой части мы собираемся повысить этажность». Согласно предпроектным предложениям генерального проектировщика (ООО «Григорьев и партнеры»), повысить дворовую часть собираются до 8 этажей. Пока же «реконструкция» традиционно началась со сноса исторической застройки (как выходящей на красную линию, так и дворовых флигелей). Хотя дом 4 прошел капитальный ремонт (в 1965 году), в мае 2004 года экспертная комиссия вынесла заключение об аварийности здания – оно предварило выход постановления Правительства СПб о проектировании и реконструкции зданий на Вознесенском под гостиничный комплекс (№ 1283 от 31.08.2005), избавив нового владельца от необходимости сохранять историческую застройку.
Дом Шиля, памятник федерального значения, Вознесенский пр. 8/23, известный тем, что в этом доме жил Достоевский и где он был арестован по делу Петрашевцев, превращен в коммерческий центр «Белые ночи». После реконструкции, при которой из здания «вычищена» вся начинка, его двор накрыт стеклянным колпаком. Дом напротив – гостиница Англетер – историческое здание было снесено и «воссоздано» с такой вольностью отделки фасада, что более всего напоминает собой голливудскую декорацию, но не реальное здание.

Дворцовая площадь

На видовое окружение главной площади Петербурга негативным образом может повлиять новое строительство – например, здания на Большой Морской, 4 (вблизи Арки Главного Штаба), квартиры в котором рекламируются так: «продаем виды на Дворцовую площадь».
На одном из градостроительных Советов, проходившим с участием губернатора Валентины Матвиенко, этот проект был назван «крайне спорным» и опасным. Ведь совершенно очевидно: если из нового здания видна Дворцовая площадь, то и с нее видно новое сооружение. Валентина Матвиенко даже призвала: «Засудите их как следует!». Однако никаких санкций к застройщику до сих пор не принято.
Застройщик – компания «Возрождение Санкт-Петербурга», входящая в группу ЛСР, принадлежащую семье вице-губернатора Юрия Молчанова.

Владимирская площадь

В конце 1980-х, благодаря активному вмешательству общественности и усилиям, предпринятым академиком Дмитрием Лихачевым, удалось отстоять выходящий на площадь исторический дом Дельвига и дом 19 по Владимирскому проспекту, вернуть верующим храм Владимирской Божьей Матери. Однако новое строительство, развернувшееся здесь в последние годы, обезобразило площадь, разрушило ее композицию: при сооружении наземного павильона станции метро «Достоевская» было снесено историческое здание, а теперь на его месте появилось высотное здание вызывающе вульгарного вида (по мнению директора Эрмитажа Михаила Пиотровского, «здание на Владимирской – самое вопиющее из того, что было построено в центре»). Сегодня рассматривается вариант строительства еще одной высотки – бизнес-центр на месте дома Рогова (Загородный проспект, 3/17), характерного образца архитектуры пушкинского Петербурга. Решение о сносе дома Рогова уже принято. А возведение на его месте бизнес-центра даже допустимого регламентом высотного максимума (28 метров) лишит Владимирскую церковь ее доминантной роли и довершит уничтожение Владимирской площади как некогда гармонично выстроенного градообразующего комплекса.
Под угрозой дом «Арины Родионовны» на углу улицы Марата и Кузнечного переулка (Марата 25, выявленный памятник культурного наследия) – Инвестиционной концепцией реконструкции и развития инвестиционной зоны «Владимирская площадь» в рамках проекта реконструкции центра Санкт-Петербурга (1998-2000 г.г.) предложено рассматривать это 2-х этажное здание как ресурс для строительства гостиницы.

Площадь Островского

Завершается строительство гостиницы по проекту упомянутой выше мастерской «Евгений Герасимов и партнеры» (инвестор – индонезийская компания Sampoerna). Это громоздкое (7 этажей) здание из неполированного камня, предполагающее эклектичную аляповатую отделку с претензией на «итальянское палаццо», визуально задавило здание Александринского театра. Глава Общества охраны памятников истории и культуры профессор Владимир Лисовский назвал данный проект «логическим завершением процесса насильственной деградации системы ансамблей Аничкова дворца и Александринского театра». Проект, тем не менее, согласован КГА и КГИОП.
Александринским театром получено разрешение на проведение изыскательских работ на участке площадью более 4 000 кв.м на улице Зодчего Росси, 2, литера К – под строительство второй сцены театра. Изначально предполагалось выделить под эти цели участок в 2 000 кв.м., но он был увеличен – губернатор Матвиенко предложила привлечь частного инвестора, а дабы тот мог извлечь свою выгоду – включить в проект комплекса помимо второй сцены и складских помещений также коммерческое здание. Инвестор — компания «Петербургская Недвижимость» — предполагает «уплотнить» Александринку и Вагановское училище гостиницей (на 150-200) номеров на ул.Зодчего Росси. Проект разрабатывает мастерская Юрия Земцова.

Сенная площадь

Уничтожение ансамбля этой площади, начатое со сноса стоявшего здесь храма (взорван в 1960-е) и сооружения убогого наземного павильона метро, фактически завершено к 2003 году возведением остекленных бликующих громад торговых комплексов и нагромождением китчевых малых архитектурных форм, торговых рядов и водружением навязанного Петербургу «подарка» — совершенно чужеродной для данного места полупрозрачной стелы, испещренной словами из трех букв («мир» на разных языках – очевидно, с целью застолбить советское переименование Сенной в площадь Мира).
Следует отметить, что с момента сноса застройки, окаймляющей восточный угол площади (от улицы Ефимова до самого угла площади), одной из самых острых градостроительных проблем городского уровня, которая горячо обсуждалась несколькими поколениями градостроителей и архитекторов, была задача хотя бы восстановления разорванного периметра площади, поскольку «дыра» в ее фасаде разваливала ее и делала безобразной. Эту задачу не удавалось решить много лет из-за того, что принятие решения (проектное и организационное) по застройке прилегающего квартала оставалось не выработанным. Но вдруг, не дожидаясь выработки этого решения, в кратчайшие сроки вырос грандиозный коммерческий комплекс «ПИК». Вместо того, чтобы «запломбировать» дыру в фасаде площади, стеклянные фасады комплекса зафиксировали ее.

Преображенская площадь

Новое строительство (Преображенская пл.,4 – здание генконсульства Финляндии) было осуществлено с грубыми нарушениями действующего законодательства – на территории объединенной охранной зоны, где запрещено всякое новое строительство. В ходе строительства уничтожен памятник, относимый к ансамблю Офицерских казарм жандармского дивизиона, построенных архитектором Рудольфом Бернгардом в середине 19 века. КГИОП не только не встал на защиту памятника, но и облегчил задачу застройщику, «доказав», что снесенная первой каменная ограда возведена вовсе не Бернгардом, а неизвестным архитектором – а потому историческая ценность не велика. Проект сооружения нового здания у собора работы архитектора Стасова был одобрен КГИОП и КГА.
Кто бы не строил названную ограду, она однозначно составляла важнейшую деталь ансамбля площади – ее подчеркнуто низкая горизонтальная линия подчеркивала вертикальную массу собора. Сегодня собор не возвышается над площадью, а помещен как бы в «коробку» окружающих фасадов. Для осуществления этого плана памятник наследия федерального значения Спасо-Преображенский собор (архитекторы Земцов М.Г Трезини П.А.; Стасов В.П., 1743-1754; 1827-1829), оказался в списках памятников местного значения (2000 г.). История этого негласного понижения статуса мутна. Позже справедливость была восстановлена, но решение об этом строительстве принималось именно в период, пока собор числился в списках объектов местного значения.

Площадь Восстания

Прорабатывается проект сооружения подземного многофункционального комплекса под площадью Восстания.
Последствия его реализации экспертами характеризуются как «непредсказуемые»: указывается на крайне сложную геодезию. В данной зоне некогда пролегал Лиговский канал, который был прорыт в 18 веке для питания фонтанов Летнего сада (впоследствии его «спрятали» в трубу и закопали). Геологические исследования, проведенные на пл.Восстания, показали – строительство подземного сооружения в несколько этажей приведет к подвижке грунтов строений в радиусе до 100 метров. Вблизи предполагаемого нового подземного строительства расположены памятники федерального значения: Московский вокзал, павильон станции метро «Площадь Восстания» и несколько домов по Лиговскому проспекту. Многие из этих зданий (в т.ч. собственно Московский вокзал) стоят на деревянных фундаментах, которые сохраняются лишь пока находятся в воде. Изменение уровня грунтовых вод неизбежно приведет к ускоренному гниению деревянных свай, а эти строения — в аварийное состояние.
Именно по этим причинам летом 2006 года от проекта отказался прежний инвестор – компания «Открытые инвестиции – Санкт-Петербург» (дочка «Интерроса») – ему осенью 2005 года был передан для изысканий земельный участок около 4,2 га, ограниченный Лиговским пр. (от начала и до Лиговского переулка), Невским пр. (от Пушкинской улицы и до Староневского) и Гончарной ул.
14.11.2006 года Правительство СПб издало постановление № 1391, которым передало этот участок новому арендатору — ООО «Адитум» – пока на 11 месяцев, для проведения изыскательских работ «в целях определения возможности проектирования и строительства многофункционального подземного торгового комплекса».
Остается не определенной судьба пресловутой «ямы», вырытой у Московского вокзала под сооружение торгово-развлекательного комплекса в рамках проекта строительства высокоскоростной железнодорожной магистрали. Недавно «яму» (уже обошедшуюся более чем в 200 млн.долларов) выкупила строительная компания «Бриз», решившая к концу 2009 года построить здесь 4-х-этажный торгово-развлекательный комплекс общей площадью 220 тысяч квадратных метров. Причем 90 тысяч из них планируется разместить под землей (речь, в частности, идет о подземной трехуровневой парковке на 2 тысячи мест). В данный момент ведется подготовка территории под строительство, проект фасадов пока не утвержден. Одновременно РЖД вдруг снова проявили интерес к проекту ВСМ – а для приема высокоскоростных поездов требуется новый перрон (РЖД настаивает, что под эти нужды+ сопутствующие коммерческие объекты требуется 24 га), однако территория близ вокзала уже передана для сооружения торгово-развлекательного комплекса. Под занавес 2006 года губернатор Валентина Матвиенко пообещала: специально созданная рабочая группа разрешит спор между РЖД и компанией «Бриз» в ближайшее время.

Панорама Невского проспекта

Существенным образом на сложившийся облик Невского проспекта уже повлияло сооружение массивного здания у Казанского собора (Казанская ул.,5) и безвкусного новодела Перинные ряды архитектора Михаила Садовского, характеризуемого искусствоведами как «карикатурный клон Гостиного двора, не имеющий ничего общего с восстановлением здания в его историческом виде и к тому же усугубленный «кислотным» цветом, в который здание выкрашено, чтобы бросалось в глаза на фоне окружающих построек».
В 2005 году снесены два исторических здания в самом центре Невского проспекта (№№ 55 и 59). Оба дома имели «тройной» охранный статус – выявленные объекты культурного наследия, расположение в границах объединенной охранной зоны исторического центра Петербурга, особый охранный статус Невского проспекта. Однако КГИОП согласовало снос, сославшись на заключение экспертно-строительной комиссии, признавшей аварийное состояние зданий, грозящее обрушением. Между тем, по мнению руководителя 1 мастерской Бюро Генплана КГА Бориса Николащенко, возможности для сохранения исторических зданий были. Николащенко назвал решение об их сносе «политическим, а не техническим», демонстрирующим, что теперь в центре города возможно всё:
— Я вообще не понимаю, почему их разрешили сносить, — заявил Николащенко. — Внутри были ценные интерьеры, печи, камины. Все это растащили! Можно же было усилить здания металлическими конструкциями, но фасады сохранить. Это беспрецедентный случай, когда на Невском сносят дома! Даже после Великой Отечественной войны разрушенные на Невском здания реставрировали и старались сохранить. Очень печально, что рука бизнесменов поднялась на самый известный в России проспект. Ведь каждый дом здесь — памятник, в каждом доме жило не менее десяти знаменитостей!
История с домами 55,59 на Невском показательна и, увы, весьма характерна для нынешней градостроительной политики, осуществляется руководством Петербурга. Еще во второй половине 1980-х, когда появились планы перестройки дома 57 на Невском под современный отель, специалисты указывали на то, что столь коренная реконструкция в сердце главного проспекта Петербурга может иметь катастрофические последствия. Так и случилось. В ходе «реконструкции» соседние дома по Невскому пошли трещинами, было обрушено здание на Стремянной улице. Никаких мер по усилению конструкций исторических зданий не принималось, после расселения они десятилетие простояли без консервации, без отопления, без кровли, с лесом молодых деревьев, выросших на не укрытых кровлей чердачных перекрытиях, без всякой защиты перед внешними разрушительными воздействиями. Проект погряз в долгах, оцениваемых в сотни миллионов долларов. Еще в 2000 году появилось некое пакетное соглашение, согласно которому город (владевший 51% акций ООО «Невский палас») брал на себя обязательство передать зданий №№ 55 и 59 по Невскому проспекту, а также №№ 6 и 10 по Стремянной улице инвестору, готовому взять на себя погашение долга «Невского паласа» перед западными кредиторами. Свой контрольный пакет город переуступил за смехотворную цену, приложив в придачу названные соседние исторические здания — новым владельцем отеля стала мальтийская компания Corinthia Hotels International, которая уже в 2002 году заявила, что здания на Невском более целесообразно снести (их сохранение и реставрация увеличивали стоимость проекта почти вдвое). Но тогда руководство города проект согласовывать отказалось, однако при новом губернаторе – Валентине Матвиенко, — такое оказалось возможным. В 2004 году и была заказана та экспертиза, что вынесла решение, позволяющее новому хозяину снести два исторических здания, чтобы на расчищенной территории возвести новый гостиничный корпус и коммерческий центр с галереями бутиков.
То, что заявления о невозможности сохранения этих зданий ввиду их безнадежного технического состояния являются блефом, говорит судьба дома 18 по Владимирскому проспекту, который в свое время находился в несравненно более плачевном состоянии и был приговорен к сносу, однако министерство культуры обязало администрацию Ленинграда осуществить ремонт с максимальной сохранностью подлинных конструкций здания. Что и было сделано. То же можно сказать и о упомянутом выше доме Шиля. Имеются и другие прецеденты.
Еще один новый гостиничный комплекс строится на Невском, 89-91. Под очередную стройплощадку также освободили от исторической застройки участок между Невским и Гончарной улицей. КГИОП согласовал как эти сносы, так и проект нового отеля высотой 26 метров (по внутриквартальным корпусам – 28), что существенно выше фоновой застройки. Новое здание будет агрессивно возвышаться над ней, просматриваться с площади Восстания и самым негативным образом повлияет на изменение исторической панорамы Невского проспекта.
Осенью 2006 года были снесены исторические здания на углу Невского проспекта и улицы Восстания — дом благотворительного общества Знаменской церкви (построен в 1887 году по проекту А.Иванова), комплексная застройка начала ХIХ века (Невский,116-Восстания, 2 — архитекторы А. Гемилиан, П.Гилев, В.Морган, Невский, 114 — архитектор П.Пыльнев, дворовые фасады – К.Андерсон). На данном участке предполагается возвести крупный торговый комплекс компании Stockmann.
В 2000 году экспертная группа под руководством председателя петербургского отделения ВООПИик, доктора искусств, профессора Валерия Лисовского признала: часть комплексной застройки углового участка (Невский – Восстания) «представляет историческую, научную, художественную и иную культурную ценность»; и перечисленные здания были включены в список вновь выявленных объектов охраны.
А в августе 2004 года появляется приказ КГИОП № 8-102, выводящий из списка охраняемых зданий 35 объектов – в том числе и дома на углу Невского и улицы Восстания. Депутат Законодательного собрания Петербурга Алексей Ковалев подал в суд иск – о признании приказа КГИОП № 8-102 незаконным. В своем заявлении Ковалев указывал на то, что согласно действующей инструкции Минкульта, исключение недвижимого памятника из списков охраняемых объектов допускается лишь в «особых случаях», а именно:
— при разрушении в результате стихийного бедствия или иных природных факторов и невозможности его воссоздания как памятника;
— при завершении археологического исследования памятника, в результате чего он полностью утрачивается. Кстати, даже в пресловутом экспертном заключении 2004 года техническое состояние построек характеризовалось вовсе не как «аварийное» а как «среднее».
В одном из телевизионных интервью, в котором общим фоном было обсуждение этих сносов, Вера Дементьева по-своему объясняла критерии возможности сноса здания в историческом центре – если дом утратил физическую крепость, если утратил историко-культурную ценность… Было бы крайне интересно узнать у столь компетентного специалиста, какими путями объекты, уже обладающие признанной историко-культурной ценностью, утрачивают ее.
Судебное разбирательство не завершено до сих пор, однако до вынесения вердикта считался действующим приказ, подписанный Верой Дементьевой. В результате – снесен с лица земли целый квартал исторической застройки. Фасады обещают восстановить, но за ними вырастет громадное новое строение — по признанию Юрия Земцова (проектированием торгового комплекса на углу Невского и Восстания занимается архитектурная мастерская «Земцов, Кондиайн и партнеры»), параметры нового универмага «немного превышают» дозволенную высотным регламентом планку в 28 метров. Архитектор Земцов, кстати сказать, является и автором «Невского Паласа». И проектировщики, и КГИОП прибегают к любимому оправданию: мол, в то время, когда проект получал необходимые согласования, высотный регламент еще не был принят.
Однако режим охранных зоны и тогда действовал – а в их границах вообще запрещено всякое новое строительство.
Сегодня Вера Дементьева, говоря о судьбе дома 114 по Невскому проспекту, с гордостью отмечает: «здание первой четверти ХIХ века сноситься не будет — это была битва, которую выиграл КГИОП». При этом Вера Анатольевна скромно умалчивает о том, что универмаг, который вырастет на месте поля выигранной КГИОП битвы, превысит нынешнюю общую площадь дома № 114, как минимум, на 45 000 квадратных метров. Вообще же площадь застройки на «реконструируемой» территории вырастет в 10 раз. Согласно проекту, здесь предполагается разместить трехэтажную парковку на 500 машин с атриумом (12 320 кв.м), офисы (19 000 кв. м), магазины (2420 кв. м), торговый центр 5200 кв.м), апартаменты (1090 кв.м), ресторан на 350 мест (950 кв.м), кафе на 250 мест (690 кв.м), центр отдыха (2000 кв.м), разгрузочную (830 кв. м) и еще некие технические помещения (4200 кв. м).
Такое вот великолепие вскоре будет открывать вид на Невский проспект — главную градообразующую магистраль Санкт-Петербурга, перекликаясь со шпилем Адмиралтейства.

Панорама Смольного собора

Новое строительство последних лет уже существенным образом сказалось на панораме, открывавшейся некогда на комплекс Смольного монастыря: один элитный жилой комплекс, выросший на набережной Робеспьера, перекрыл вид на собор Растрелли даже с высокой точки Литейного моста, визуальная связь собора с Пироговской и Петровской набережными оказалась утрачена; другой (Шпалерная, 60), возведенный с «наездом» на красную линию улицы, визуально перекрыл половину собора (если смотреть со стороны Литейного проспекта).
О том, как будет «задавлен» Смольный собор в случае возведения на Охте небоскреба «Газпром-Сити» мы уже рассказывали в предыдущей аналитической записке (к которой были приложены также иллюстрации, подготовленные архитектурной мастерской с использованием математически выверенных моделей).
Велика и опасность того, что в скором времени вид на Смольный может быть перекрыт и еще с одной стороны: КГИОП фактически подготовил площадку для такого строительства, исключив из списка охраняемых объектов корпус б.Градской богадельни на улице Смольного, 4, литера Е (1886-1888, архитектор К.Соколов). Застройщик, получивший право на освоение этой, расчищенной КГИОП, территории, наверняка постарается использовать ее с максимальной выгодой для себя – то есть и здесь будет построена очередная элитная высотка.

2. ИСКЛЮЧЕНИЕ ПАМЯТНИКОВ КУЛЬТУРЫ ИЗ СПИСКОВ, СНЯТИЕ С УЧЕТА ВЫЯВЛЕННЫХ ПАМЯТНИКОВ, СОКРАЩЕНИЕ ТЕРРИТОРИЙ ОБЪЕКТОВ КУЛЬТУРНОГО НАСЛЕДИЯ

Характеризуя отношение руководства города к охраняемому наследию, искусствовед Михаил Золотоносов ввел в обиход жесткий, но справедливый термин: Концепция контролируемого разрушения. Такова, увы, новая целостная концепция, пришедшая на смену охране памятников истории и культуры и исходящая из того, что предметов охраны избыток, их слишком много. Применительно к зданиям ККР породила ряд технологий: прецендентное право; переосмысление понятия ансамбля и отказ от их охраны; отказ от понятия визуальной связи; продажа памятников архитектуры и истории, а также «простых» зданий в историческом центре в частную собственность практически без последующего контроля, результаты которого имели бы обязательные последствия для нового собственника; исключение зданий из списков охраняемых; отказ от щадящих методов строительства, в частности, применение забивных свай; доведение памятников архитектуры до аварийного состояния, в результате чего снос оказывается единственным выходом.
Исключение исторических зданий из списков охраняемых объектов — одна из технологий реализации концепции контролируемого разрушения. О слаженности работы КГИОП со строительным комплексом свидетельствует, например, своевременное исключение зданий, к которым проявили интерес инвесторы, из списка выявленных объектов культурного наследия (2001). Одновременно с устройством офисного центра (проект архитектурного бюро «Студия 17», арх. С. Гайкович, М. Ольденрогге) в доме фон Дервиза (18-нач.19 вв., Галерная ул., 10) это здание было исключено из списка приказом председателя КГИОП (от 6 августа 2004 г.). Аналогично КГИОП поступил с домом Шаврина (Лиговский пр., 13 — 15), где на месте снесенных исторических домов теперь достраивается административное здание со встроенной автостоянкой (архитектурная мастерская «Рейнберг & Шаров»). КГИОП — комитет государственного контроля, использования и охраны памятников, организация, призванная охранять Петербург как целостный средовой феномен и памятники архитектуры и культуры от разрушения и перестройки, однако на это не способна ввиду того, что входит в состав городской исполнительной власти.
Начиная с 1996 года, в основном для целей приватизации, из списков памятников истории и культуры федерального значения было исключено около 450 объектов – указами Президента РФ, решениями и распоряжениями Правительства РФ. Некоторые случаи просто, на первый взгляд, необъяснимы. Так, из общероссийского списка был исключен Преображенский собор – одно из величайших творений В.Стасова. Однако впоследствии это нашло себе объяснение, поскольку рядом с собором был снесен выявленный памятник и построено здание – ныне финское генконсульство. В последнее время начались масштабные исключения из списков выявленных памятников. В августе 2004 года приказом КГИОП № 8-102 (за подписью В.А.Дементьевой) из списка охраняемых были исключены свыше 30 объектов. Одни из них – такие, как казармы Преображенского полка (целый исторический квартал близ Таврического сада, связанный с именами Суворова и Александра-освободителя — 1802-1890-е гг., архитекторы Ф.Волков, Ф.Демерец,1837-1843, архитекторы А.Штаубе, А.Акутин, 1906, архитектор А.Иванов), комплекс построек фабрики Бреме (12 линия ВО, 41), здания на углу Невского и улицы Восстания, дома 11, 13-15 по Лиговскому проспекту уже снесены. Другие с высокой долей вероятности могут быть уничтожены в ближайшее время.
В перечень выведенных из-под охраны (и фактически – приговоренных) исторических зданий попал даже особняк Румянцева на Марсовом поле, 3 (1800- середина XIX века, архитектор Л.Руска)!

3. НЕЗАКОННОЕ СТРОИТЕЛЬСТВО НА ТЕРРИТОРИИ ПАМЯТНИКОВ САДОВО-ПАРКОВОГО ИСКУССТВА И В РЕКРЕАЦИОННЫХ ЗОНАХ

Практика застройки зеленых зон (в том числе – памятников садово-паркового искусства) сводится к следующему:
— из границ охраняемого объекта «вырезаются» участки под застройку, которые, таким образом, теряют охранный статус, а границы памятника самовольно уменьшаются.
Так, из территории памятника культуры «Приморский парк победы» было «вырезано» 5 700 кв.м (под сооружение элитного жилого комплекса); под строительство платного крытого катка с коммерческими же заведениями (бары, ресторан и т.п.), осуществляемого компанией «Газпром», выведен участок из границ памятника федерального значения «Таврический дворец и сад»; под сооружение «апартамент-отеля» «вырезано» 6 700 кв м из территории памятника «Лопухинский сад»; выведен участок из границ территории Успенского сквера (предполагалось построить в охранной зоне памятника – Князь-Владимирского собора – два новых здания; решение о строительстве отменено в декабре-2006 под давлением общественности, организовавшей серию акций протеста). Планируется также вырезать территорию из границ памятника «Михайловский дворец и сад» (между Российским этнографическим музеем и Михайловским садом, для возведения здесь элитного жилья). Стоит отметить, что в качестве утверждения прецедентного права в зоне Михайловского сада уже осуществлено строительство элитного жилого дома – наб.Фонтанки,1, выросшего непосредственно в охранной зоне памятника федерального значения Михайловского замка.
— произвольно изменяется разрешенное функциональное использование зеленых зон.
Так, обширные территории Крестовского острова, где некогда было разрешено лишь сооружение объектов для занятий спортом и отдыха, ныне ударными темпами превращается в густо заселенный городской квартал. Из последних примеров – участок, отведенный под возведение коттеджей для судей Конституционного Суда.
Участок площадью 7007 кв.м (Депутатская улица, 15) передан на правах бессрочного пользования ФГУ «Производственно-техническое объединение Управление делами Президента РФ» (решением КУГИ – на основании постановления Правительства РФ 393-р от 24.11.2006). Более 100 лет здесь работал гребной клуб, воспитавший звезд советского и российского спорта, в т.ч. олимпийских чемпионов. В 2004 г. управлявший клубом профсоюз ОАО «Ленэнерго» уступил право аренды данной территории строительной компании «Возрождение Санкт-Петербурга». Последняя намеревалась построить здесь 11,5 тыс. кв.м жилья. Однако тогда КГА не согласовал проект – поскольку по концепции развития Крестовского острова данный участок разрешалось использовать только под строительство объектов общественного пользования. Но существующие ограничения не берутся в расчет теперь, когда на данном участке начато строительство жилья для судей Конституционного Суда.
— проекты возведения новых жилых зданий на тех территориях, где жилое строительство не разрешено, продвигаются под маркой «спортивных» или «досуговых» объектов.
Так, под названием «Олимпийская деревня» на Крестовском острове возводится комплекс жилых зданий; а предпроектные предложения по строительству 6-этажного апартамент-отеля в Лопухинском саду были представлены на общественное обсуждение как «проект реконструкции водной станции».

4. УТРАТА ПОДЛИННОСТИ И ЦЕЛОСТНОСТИ, УНИЧТОЖЕНИЕ ИСТОРИЧЕСКОЙ РЯДОВОЙ ЗАСТРОЙКИ

За последние 10 лет в Санкт-Петербурге были утрачены массивы т.н. «рядовой застройки». Из самых последних сводок с этого фронта: ради сооружения многофункционального торгово-офисного комплекса снесен дом 26 на Литейном проспекте (в результате пошли трещинами соседние строения, в т.ч. знаменитый Дом Мурузи, памятник архитектуры конца 19 века), обрушено здания на углу ул.Чайковского и Литейного пр. (5/19), где застройщику было разрешено провести реконструкцию двух домов под гостиницу.
В связи со сносом дома 5/19 по Литейному пр. губернатор Матвиенко пообещала устроить «публичную порку» застройщику — компании «Адамант». Матвиенко пояснила, что правительство города давало разрешение компании «Адамант» лишь на разборку аварийных перекрытий и ремонт фасадов здания 1882 года постройки (архитектор Тацки), но не на его снос. Хотя снесенное здание и не являлось охраняемым объектом культурного наследия, однако располагалось в пределах Объединенной охранной зоны памятников истории центра Петербурга.
«То, что дом снесен, — грубое нарушение со стороны компании «Адамант», — заявила Валентина Матвиенко, — сейчас с этим разбирается специальная комиссия. Она даст оценку, насколько соответствовало действительности заявление инвестора о том, что дом находился в аварийном состоянии и мог рухнуть в любой момент. Пока эксперты принимают решение, инспекция Государственного архитектурно-строительного надзора приостановила работы на этой площадке».
Однако, думается, что подобное стало возможным прежде всего потому, что застройщик не вдруг решил, будто в этом городе строителям дозволено все: последние годы дают сотни убедительных примеров абсолютной безнаказанности инвесторов, нарушающих при строительстве в историческом центре действующее законодательство, уничтожающих старую застройку и – не несущих за это никакой ответственности.
Еще два исторических строения, имеющие статус вновь выявленных объектов охраны, собираются снести, дабы построить гостиницу, деловой центр и подземный паркинг – участок близ метро «Лиговский проспект», на углу улиц Константина Заслонова и Воронежской. Застройщик — ЗАО «Тележная 29», созданное компанией SIB для реализации проекта.
Зам.гендиректора SIB Валерий Котлов открыто заявляет о том, что реконструировать исторические здания «нецелесообразно», а потому инвестор будет добиваться разрешения на их снос.
К сожалению, вектор подобных высказываний задает самая верхушка администрации Санкт-Петербурга. Вот, например, широко распространившееся благодаря Интернету мнение вице-губернатора Ю. Молчанова о методах реконструкции Новой Голландии:
«Для более активного развития территории острова Новая Голландия в Санкт-Петербурге необходимо понизить ее федеральный статус. Как передает корреспондент «Росбалта», об этом заявил в субботу на выездном заседании правительства города вице-губернатор Юрий Молчанов. По его мнению, склады военно-морского ведомства, расположенные на острове, при реконструкции целесообразнее разобрать и построить заново, сохранив только фасады. Молчанов подчеркнул, что планировка зданий неудобна для использования в современных условиях. По словам вице-губернатора, несмотря на официальные заявления, до сих пор на территории не проводились проектно-изыскательские работы. «Имеющиеся документы являются романтичными эскизами и не более», — отметил он». (ИА РОСБАЛТ, 15.05.2004 15:52).
В конце декабря 2006 года средства массовой информации обнародовали его же идею снести все постройки Апраксина двора ради его «реконструкции».
Одновременно в последние годы в историческом Петербурге появились десятки новых объектов, диссонирующих с их окружением. Новое строительство и сносы велись во всех частях объекта всемирного наследия, включая как центр города, так и пригороды.

К основным факторам разрушения городской среды необходимо отнести следующие:

1.Сносы т.н. «ветхих» строений», в том числе пострадавших при строительных работах по соседству (Невский пр. 99, 101, Мичуринская ул, Невский пр., гостиница «Невский палас» и два соседних дома, ряд домов на Большой Морской ул., Мойка, 11, здания около Московского вокзала по Лиговскому пр. (ныне пока котлован) и т.д.); при застройке освободившихся таким образом участков в лучшем случае сохраняется или «восстанавливается» лицевой фасад, а чаще всего возводится новое строение.
2. Возведение строений, активно противопоставленных окружающей исторической застройке. В результате утрачена целостность большинства архитектурных ансамблей исторического центра, включая набережные. Резюмируя изложенное выше, к таким строениям необходимо отнести (по списку КГИОП, где приведены и объекты, возведенные ранее):
1. Большая Московская ул., 18;
2. Виленский пер., 19;
3. Выборгская наб., 37;
4. Выборгская наб., 41;
5. Левашовский пр., 13;
6. Лермонтовский пр., 43/1 лит. Р, (Высотная часть гостиницы «Советская»);
7. Лиговский пр., 6;
8. Малая Монетная 2, (строящийся объект)
9. Малоохтинский пр. 16, корп. 1 (новое здание)
10. Наб. Мойки 48-50—52, Казанская 3 (новое строительство)
11. Наб. реки Фонтанки, 59;
12. Песочная наб., 14 (новое здание);
13. Петроградская наб., 34 лит. Р;
14. Пироговская наб. 17, корп. 4, лит. А;
15. Пироговская наб., 17, корп. 4;
16. Робеспьера наб., 6-8 (новое здание)
17. Сенная пл., 2 (ул. Ефимова, 2), (Торговый комплекс «ПИК»).
18. Суворовский пр., 2б;
19. Таврическая ул., 39;
20. Угол Пироговской наб. и Финляндского пр.;
21. Ул. Академика Павлова, 5 лит. А;
22. Ул. Академика Павлова, 5 лит. Б;
23. Ул. Блохина, 22;
24. Ул. Вязовая, 10;
25. Ул. Грота, 1(строящийся объект);
26. Ул. Добролюбова, 14 лит. Б и лит. Р ;
27. Ул. Ефимова, 3 лит. С, (Торговый комплекс «Сенная»);
28. Ул. Ефимова, 4а, (Новое здание);
29. Ул. Маяковского, 5, (новое здание);
30. Ул. Одоевского, 24;
31. Ул. Одоевского, 26;
32. Ул. Почтамтская, 4, (Надстроенный купол);
33. Ул. Правды , 3;
34. Ул. Профессора Попова 47, (Высотная часть «Дворца Молодежи»);
35. Ул. Савушкина между ул. Академика Шиманского и Шишмаревским пер;
36. Ушаковская наб., 5;
37. Фуражный пер.,3;
38. Шпалерная, 60 лит. Д и И (новое строительство);
39. Щербаков пер., Владимирская пл. (строящийся объект)

Необходимо добавить:

40. Комплекс зданий «У Росстральных колонн» на Волховском пер., уничтоживший вид на наб. Макарова с Петроградской (снесены два выявленных памятника);
41. Проект гостиницы высотой около 28 м на 8-й линии Васильевского острова, 11-13.
42. Строящийся комплекс зданий на месте снесенных казарм Преображенского полка – выявленного памятника (ул. Радищева – Кирочная);
43. Корпус генконсульства Финляндии на Преображенской пл. у собора (на месте снесенного выявленного памятника).
44. Здание на наб. Фонтанки между б. цирком Чинизелли и Михайловским замком, уничтожившее вид на замок с Фонтанки.
45. Стеклянное здание на Казанской ул., впритык пристроенное к знаменитой воронихинской решетке Казанского собора (снесено историческое здание).
46. Здание новой сцены Мариинского театра (снесен памятник культуры 20 века – ДК Первой пятилетки, а также в ходе строительства якобы случайно упала сохранившаяся стена Литовского замка Кваренги – выявленного памятника).
47. Здание катка с искусственным льдом, сооруженное на территории Таврического сада.
48. Здание гостиницы, строящееся на пл. Островского, в ансамбле К.Росси.
49. Будущая застройка Новой Голландии – в результате международного конкурса будет что-нибудь вроде 2-й сцены Мариинки.

3. Политика «уплотнительной застройки»

Происходит бесконтрольная, обвальная раздача земель под застройку. Согласно проекту зон охраны памятников исторического центра 1988 года, на территории охранной зоны были выделены более 200 участков (лакун), на которых разрешалось новое строительство. В 2004 году Правительство Санкт-Петербурга утвердило вместо них 300 новых таких участков (прежние оказались уже «употреблены», либо не востребованы). В период между 1988 и 2004 годами возникали все новые и новые списки лакун, и каждый раз новая лакуна обосновывалась будто бы решением Ленгоисполкома 1988 года об установлении объединенной охранной зоне и лакун в ней. В результате чего охранная зона превратилась в подобие швейцарского сыра. Новый проект зон охраны памятников предусматривает превращение большей части нынешней охранной зоны в одну сплошную лакуну, в которой «по решению экспертизы» можно будет строить где угодно, включая «снос ветхих и аварийных строений». При принятии решения о передаче земель под застройку до конца 2005 года даже не подготавливались проекты межевания земельных участков. Условия строительства на выделяемых землях определяются каждый раз «с чистого листа» под нужды «инвестора», безотносительно ситуации даже с другой стороны квартала, поскольку у нас не существует заранее установленных параметров строительства и использования каждого отдельного участка (как это сделано, например, для исторической застройки Стокгольма).
Для существующей исторической застройки «уплотниловка» опасна прежде всего «взламыванием» исторической структуры застройки, внесением хаотичности в нее, что зримо демонстрирует новое здание на Владимирской площади, посаженное безотносительно улицы и границ домовладений, а также появлением трещин в фундаментах и стенах вследствие забивания свай. Вторая проблема заключена в том, что встраиваемые в сложившуюся среду новые здания почти всегда относятся к внеконтекстной архитектуре.
Баллотируясь на пост губернатора Петербурга в 2003 году, Валентина Матвиенко клятвенно обещала избирателям «покончить с уплотнительной застройкой». Став губернатором, она и в самом деле подписала соответствующее распоряжение — № 23-рп от 22.12.2003, которым устанавливался годичный мораторий на уплотнительную застройку: при этом пояснялось, что хотя уже существующие решения придется реализовывать, зато никаких новых приниматься не будет. Однако прежде чем объявить мораторий на новую уплотнительную застройку, месяцем раньше Валентина Матвиенко дала жизнь сотням решений по «уплотниловке», предусмотрительно застолбив новые стройплощадки. Губернатор сумела за один трудовой день (!), а именно 11 ноября 2003 года, подписать свыше двухсот документов – почти все они касались разрешения на новое строительство или пролонгировали разрешения на «уплотниловку», выданные администрацией Владимира Яковлева.

4. Внеконтекстные мега-проекты, подразумевающие уничтожение исторических объектов, искажение сложившегося облика старого Петербурга

4.1. «Новая Голландия»

В августе начался первый этап реализации проекта британского архитектора Нормана Фостера по реконструкции Новой Голландии. С осени на острове полным ходом идут строительные работы. Активно разрушаются здания, среди которых есть объекты, представляющие историческую ценность. В ходе работ по архитектурной археологии, проводимой специалистами Эрмитажа и Северо-Западной археологической экспедиции, ученые обнаружили ценные свидетельства, которые не были учтены в постановлении КГИОП о застройке острова и сносе части зданий. На их основе археологи доказали, что отдельные части острова, которые КГИОП были отмечены как территории, лишенные культурного слоя, на самом деле таковыми не являются.
Экскаваторами уже сметено здание двухсотметрового бассейна, построенного в 1892 году. Ценность бассейна заключалась не столько в архитектуре здания, сколько в его историческом назначении: здесь были испытаны модели практически всех кораблей и судов русского флота. И в помещении находилось специальное оборудование для проведения этих опытов. Рядом находился одноэтажный дом, где некогда располагалась лаборатория Дмитрия Менделеева. Еще одно легендарное помещение на территории Новой Голландии, ценность которого не была отмечена, — здание радиостанции Морского Генерального штаба. В 1917 году отсюда Балтийский флот вел радиопередачи, в этих стенах работал и сам изобретатель радио — Александр Попов, отсюда велась и пропагандистская борьба с корниловским мятежом, отсюда прозвучали и знаменитые слова «Всем, всем, всем!». Все эти ценные для истории постройки уничтожены. В этой связи уже официально выразили свое сожаление директор английского представительства Всемирного фонда по охране памятников Аолин Амери и председатель английского представительства фонда Лорд Норвич:
«Вызывает большое сожаление, что недавно были разрушены радиостанция, откуда большевики объявили о своей победе в 1917 году, и лаборатория Дмитрия Менделеева. Мы поддерживаем инициативы по созданию новых зданий в Санкт-Петербурге, но подчеркиваем, что этот город должен сохранить свою уникальность, если он хочет остаться тем городом, которым мы его знаем».
Примечательно, что согласно промоутированному КГИОП новому документу о зонах охраны (он вошел в Генплан и имеет статус закона) Новая Голландия входит в охранную зону 031 с самым строгим регламентом, и здесь запрещено строительство новых зданий и сооружений. Однако теперь КГИОП старается не замечать им же установленных запретов и в упор не видят такого громадного «новодела», которым обещает стать в Новой Голландии Дворец фестивалей.
Мнение искусствоведа Михаила Золотоносова:
«Образ сурово-романтический, красивый своей пустынностью, отчасти таинственный, неприступный, чему способствовала многолетняя закрытость территории. Сочетание старинных кирпичных стен с деревьями и поросшими травой берегами двух каналов и реки Мойки создало неповторимый феномен. Это не просто набор из одиннадцати памятников архитектуры, а уникальный архитектурно-ландшафтный ансамбль в самом центре «старого Петербурга». Вот его-то и надо было сохранять как достопримечательность Петербурга.
Вместо этого предлагается создать многофункциональный комплекс, под завязку забив остров зданиями и территориями общественного назначения. Хотят, чтобы получилось нечто вроде нынешней Сенной площади, которая изуродована эклектикой и забита постройками с предельной плотностью. Так, скорее всего, будет и в «Новой Голландии»: исторические памятники, плотно обложенные новоделами, заново покрашенные, густо покрытые вывесками фирм, отелей, магазинов и ресторанов просто перестанут существовать. То есть формально они, может быть, под слоями вывесок и краски сохранятся, но их так перелицуют, что историческими памятниками их назвать будет невозможно. А мосты — семь, девять, десять — уничтожат наружный вид острова как такового. Остров от «суши» должна отделять вода, а когда так много широких мостов, пешеходных и транспортных, острова уже нет.
Я мог бы в связи с этим сослаться на «Петербургскую стратегию сохранения наследия», недавно узаконенную, на все регламенты, запрещающие в памятниках новое строительство, создание гаражей на 1000 машин и более и т.п., но ссылаться бессмысленно, так как охраняют памятники только на словах».
Михаил Мильчик, замдиректора института «Спецпроектреставрация», член федерального и петербургского советов по сохранению культурного наследия:
«Моя основная претензия к проекту реконструкции острова Новая Голландия связана с условиями конкурса. Там изначально фигурировали лишь здания, стоящие на госохране, которые требовалось сохранить. Было напрочь «забыто», что этот уникальный комплекс является ансамблем, где пространство играет не меньшую роль, нежели отдельные сооружения.
Кроме памятников архитектуры XVIII – XIX веков — знаменитой арки, трех складов корабельного леса, круглой тюрьмы, кузницы и «ковша» (бассейна), в приличном техническом состоянии находились достаточно выразительные кирпичные здания начала XX века — мастерские, лабораторно-административный корпус. На стене последнего была доска в честь выдающегося русского кораблестроителя академика А. Н. Крылова — здесь зарождался российский современный флот. Увы, по условиям конкурса, весь фронт по Адмиралтейскому каналу, все здания — не памятники разрешили снести.
Объем Дворца фестивалей, заданный конкурсом, был резко завышен. Расчетная вместимость его основного зала — две тысячи мест. Дворец, учитывая небольшие размеры острова, должен был бы быть в два раза меньше и занять территорию между Адмиралтейским каналом и ковшом, которая еще режимом объединенной охранной зоны Ленинграда была определена как лакуна. Он же «сел» на главную композиционную ось острова, которая никогда не предназначалась для застройки. Однако жюри конкурса это обстоятельство почему-то не смутило.
Теперь — о функциях. В зданиях складов хорошо сохранились интерьеры трех времен: самые старые XVIII века без перекрытий, предназначенные для хранения в вертикальном положении корабельного леса (недавний пожар их «открыл»); начала XIX века — двухэтажные, когда в эти корпуса были превращены в воинские склады, и начала XX века с «колодцами» для подъема грузов на верхние этажи (кое-где еще в рабочем состоянии сохранились и подъемные механизмы), с металлическими лестницами, как на военных кораблях.
Использование складских корпусов исключительно под торговлю и гостиницы означает, что прекрасно сохранившиеся деревянные конструкции в интерьерах будут полностью уничтожены. Между тем здесь можно было бы наряду с гостиницами и магазинами разместить филиалы музеев — Военно-морского, истории Петербурга, галереи для временных выставок, как в 1990-х годах предлагал архитектор В. Фабрицкий. Это привлекло бы сюда в первую очередь туристов... Здание кузницы — памятник архитектуры — сохраняется, но почти полностью накрывается крышей дворца и становится главным входом. Следовательно, зрителям придется пройти через весь остров, чтобы попасть в зал. Дело в том, что главный вход на остров предполагается со стороны Крюкова канала.
Кое-что английские архитекторы придумали интересно: освещение номеров, находящихся под крышей, без велюксовых окон и без изменений уклонов кровли, перекрытие круглого двора тюрьмы. Там ниже уровня двора предполагается разместить камерный концертный зал.
Однако главное заключается в том, что замкнутое пространство с открытым ковшом в центре — основное достоинство Новой Голландии — исчезнет. Все это проектантов не смущает, ибо старую архитектуру они воспринимают как своего рода оправу, дополнение к тому, что проектируют сами. Архитектура Нормана Фостера весьма активна, если не сказать агрессивна. Достаточно заметить, что прозрачный купол Дворца фестивалей возвысится над крышами складов по меньшей мере на 13 метров, а «ковш» с трех сторон окружат открытые трибуны для тех зрителей, которые будут смотреть представления на воде. Между дворцом и складским корпусом останется совсем неширокий проход.
У меня есть сомнения и технического характера. Склады стоят на деревянных сваях. Они держат здания до тех пор, пока постоянен уровень грунтовых вод. Если уровень по ходу строительства понизится, то здания могут серьезно пострадать. В проекте заложено строительство подземного двухэтажного паркинга. Можно представить объем и характер работ, которые будут идти совсем рядом со зданиями XVIII века... Правильно ли было отрывать архитектурную часть от инженерной? Остается еще неразработанной и транспортная схема...
Однако повторю еще раз: главную беду с Новой Голландией я вижу в стремлении получить от нее сиюминутную отдачу, в том, что условия конкурса пренебрегли выводами и рекомендациями историко-культурной экспертизы, проведенной петербургским научно-исследовательским институтом «Спецпроектреставрация», в том, что Градостроительный совет и Совет по сохранению культурного наследия впервые рассматривают проект только теперь, когда работа над ним зашла весьма далеко.
Основные претензии следует предъявлять не к Норманну Фостеру, а к разработчику условий конкурса. В конкурсной документации остров рассматривается как обычная территория, а не как единый ансамбль, являющийся к тому же памятником архитектуры. В условиях конкурса не были оговорены высотные ограничения и не были указаны лакуны для нового строительства».

4.2. Новая сцена Мариинского театра

Целый квартал исторического Петербурга уже уничтожен ради реализации этого проекта. Примечательно, что уничтожение старой застройки предшествовало проведению профессиональных экспертиз, а не наоборот, как того требует закон и элементарная логика.
Осенью 2005 года было снесено здание ДК им.Первой пятилетки – памятника времен конструктивизма и советского классицизма; затем последовал снос жилого дома и здания школы.
В декабре 2005 года уничтожен сохранявшейся до последнего времени фрагмент памятника 18 века – Литовского рынка, связываемого с именем Кваренги («обрушение» произошло при демонтаже дома 5 по Крюкову каналу, осуществляемому в рамках реализации проекта строительства второй сцены Маринки). В том же месяце Главэкспертиза признала, что площадка для будущего строительства выбрана неудачно: «проектные разработки, предложенные коллективом под общим руководством Д. Перро, подтверждают, что выбранная территория тесна для размещения новой сцены ГАМТ». Ошибка в выборе участка привела к тому, что проектом не может быть решен ряд градостроительных вопросов, а именно – нет места для приближенной автостоянки, не продуман подвоз морских контейнеров с декорациями по улице Союза Печатников, отсутствует круговой пожарный объезд, не решены инженерные вопросы. Эксперты также отметили, что «весьма «ужатое»...здание второй сцены ГАМТ вышло за красные линии квартала, отведенного под строительство», а «оригинальное покрытие театра частично «перекрыло» акваторию Крюкова канала». Только тогда общественности стало известно и о том, что эксперты, оказывается, возражали против сноса Дворца культуры 1-й Пятилетки и полагали, что его утрата была бы «огорчительна».
Что касается композиции нового здания, то тут эксперты высказались следующим образом:
« В кратком описании проекта автор трактует создаваемый комплекс, как «некое взрывное гравитационное пространство...» Агрессивность его...продолжена автором в колористической гамме внешней и внутренней отделки...»; «образным решением авторская группа очевидно не занималась, что видно хотя бы из того, что (согласно публикациям) автор проекта, Д.Перро, называет предполагаемую желто-полосатую оболочку неким «мешком для мусора». Отмечалось также, что высота сценической коробки и декоративное покрытие «выбиваются» из высотного регламента окружающей застройки. А планируемые габариты нового театра приведут к нарушению ряда исторических перспектив (новое здание перекроет вид на Никольский собор, Новую Голландию и другие архитектурные доминанты этого района). В итоге эксперты пришли к следующему заключению: «Создание в исторической части Санкт-Петербурга «антигравитационного взрывного мешка для мусора», очевидно, будет неуважительным для северной столицы России, города, пережившего три революции и блокаду...».
Проект было предложено переработать. Новый его вариант прошел экспертизу в сентябре 2006 года. В начале года нынешнего пришло официальное заключение Главгорсэкспертизы РФ: проект имеет немало существенных изъянов технического и экономического характера; нуждается в переработке. Главная проблема, по мнению экспертов, в том, что основная монолитная часть здания, разработанная петербургским ООО «Архитектурное бюро Доминика Перро», может не выдержать нагрузки купола, спроектированного немецкими конструкторами. По мнению специалистов Главгосэкспертизы, ликвидация изъянов потребует глубокого переосмысления проекта, возможно -иного, не хай-тековского, подхода к строительству в историческом центре Петербурга, на зыбких питерских грунтах. В официальном заключении, в частности, отмечено, что проекты стеклянного купола театра и железобетонного каркаса не согласуются друг с другом.
Мнение Владимира Лисовского, доктора искусствоведения, профессора, председателя петербургского отделения Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры:
«Нельзя не напомнить, что замысел был с самого начала противозаконным. Для второй сцены Мариинского театра выделен участок, расположенный в охранной зоне Петербурга, где новое строительство запрещено. Тем более оно невозможно в столь претенциозной форме: знаменитый модернист демонстративно не пожелал считаться с особенностями уникального городского ландшафта».

5. РАЗРУШЕНИЕ ПАМЯТНИКОВ ВСЛЕДСТВИЕ НЕНАДЛЕЖАЩЕГО ИХ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ И СОДЕРЖАНИЯ, НЕ ПРОВЕДЕНИЯ НЕОБХОДИМЫХ РЕМОНТНЫХ И РЕСТАВРАЦИОННЫХ РАБОТ

По официальным данным правительства Санкт-Петербурга (см.например, Петербургскую стратегию сохранения культурного наследия), 1300 памятников архитектуры, имеющих статус охраняемых государством, находятся в стадии активного разрушения. Цена вопроса обозначена в этом же документе: для того, чтобы начать их приводить в порядок, реставрировать, городу не хватает 60 миллиардов рублей. Ровно столько, во сколько оценивается «Газпром-Сити», который решено финансировать из городского бюджета.
Катастрофично состояние даже таких уникальных объектов, которые считаются признанными символами Петербурга – например, Адмиралтейства.
Отвечает за содержание здания (где базируется военно-морской инженерный институт) Министерство обороны, но ведомство Сергея Иванова не выделяет денег на комплексную реставрацию. К 300-летию Санкт-Петербурга в рамках федеральной программы лишь наскоро покрасили фасады, кое-какой мелкий ремонт институт делал на свои средства. Близко к аварийному состояние башни бывшего училища корабельной архитектуры — оно покрыто внушительными трещинами. Пилястры и чугунные балясины на колоннаде и верхней балюстраде изъедены коррозией, почти полностью повреждена кладка парапета, на котором стояли скульптуры (сейчас они на реставрации).
Военные упрекают КГИОП в том, что эксперты даже не проводят мониторинг. Чиновники пеняют на то, что не имеют полномочий финансировать работы федерального объекта.
В этой связи нельзя не припомнить, как быстро нашли общий язык городские власти и Министерство обороны, когда зашла речь о громадных деньгах, связанных с реализацией проекта в Новой Голландии (до 2006 года остров также находился в ведении Министерства обороны).
Среди упомянутых 1300 терпящих бедствие памятников хотелось бы обратить особое внимание на лютеранскую церковь Св.Анны на Кирочной улице – жемчужину раннего классицизма (1775-1777 гг., арх.Фельтен), охраняемый памятник федерального значения. В советское время в этом храме разместили кинотеатр «Спартак», в середины 90-х часть здания отдали бизнесменам, открывшим здесь клуб сомнительного характера. В разгар конфликта между этими бизнесменами и руководством кинотеатра (который новые хозяева активно пытались выселить) случился пожар (2003 год). С тех пор, вот уже три зимы подряд, уникальное здание 18 века стоит без кровли, и петербургский климат завершает уничтожение того, что не погибло в огне. Храм так и стоит без кровли, без перекрытий, стены фактически ничем не поддерживаются, никак не скреплены – существует реальная угроза обрушения здания, усугубляемая движением грузового транспорта по Кирочной улице. При этом к зданию церкви почти вплотную примыкают здания двух действующих школ. Власти города ограничили свое вмешательство в ситуацию вывешиванием предупреждающих табличек: «Опасная зона. К стенам не подходить. Машины не ставить». Однако машины продолжают здесь парковаться, а дети просто не имеют физической возможности попасть в свои школы иначе как следуя вдоль стен аварийного здания храма. Не смотря на то, что данный объект находится в ведении федерального центра и формально город не имеет право самостоятельно проводить тут какие-либо ремонтные работы, нельзя не признать: руководство Петербурга обязано было давным-давно начать переговоры с соответствующим федеральным ведомством и добиться принятия необходимых решений. Все могли наблюдать, как быстро добивается Петербург необходимых разрешений, когда требуется использовать чрезвычайную ситуацию в качестве убедительного аргумента в споре за перевод объектов федерального подчинения в ведение Санкт-Петербурга (вспомним хотя бы историю с недавним пожаром Троицкого собора – тогда дело решилось в считанные дни).
В случае же с церковью Св.Анны речь идет не только о реальной угрозе исчезновения уникального памятника 18 века, но и о вполне реальной угрозе жизни людей, в том числе – детей.
Что же касается активизировавшегося в последнее время вопроса о необходимости переподчинения городу целого ряда федеральных объектов, то он требует особо тщательной проработки. К сожалению, демонстрируемая в последнее время политика руководства Петербурга в области градостроительства и охраны исторического наследия не позволяет утверждать, что передача ценных культурных объектов в руки Смольного гарантирует их сохранность. Достаточно обратиться к приведенным выше примерам – судьбе уникального комплекса казарм лейб-гвардии Преображенского полка, например, начисто уничтоженного «благодаря» тому, что именно город лишил его охранного статуса и разрешил смести с лица земли, отдав участок под новую жилую застройку.

6. РАЗРУШЕНИЕ ИСТОРИЧЕСКОЙ ПЛАНИРОВОЧНОЙ СТРУКТУРЫ ИСТОРИЧЕСКИХ РАЙОНОВ САНКТ-ПЕТЕРБУРГА

Администрация Санкт-Петербурга не признает границ исторических домовладений в качестве границ земельных участков, обозначающих единые комплексы недвижимого имущества. В качестве массового проявления границы земельных участков существующих объектов в центре города обведены по пятну их застройки. При этом территории дворов оставлены в качестве никак не учтенных объектов – «дыры», «белые пятна», которые по умолчанию остаются в собственности и распоряжении города. Так рядовое историческое домовладение в лучшем случае распадается на два объекта имущества: земельный участок в границах пятна застройки строением и пятно двора. Часто историческое домовладение застроено не одним строением, а несколькими флигелями. В этом случае на его территории формируется несколько объектов недвижимого имущества, не связанные никакой общностью судьбы, использующиеся, эксплуатирующиеся и развивающиеся сепаратно друг другу. Пятна дворов администрация города трактует как территории общего пользования, являющиеся, например резервами для организации автомобильных стоянок, опять же общего пользования. Но есть примеры и выделения в пределах этих дворов новых земельных участков для строительства новых капитальных объектов. Таким образом, планировочная структура застройки кварталов города, состоящая когда-то из четкой планировки земельных участков домовладений, определявших порядок и модуль использования территории, являвшейся матрицей для ее застройки именно в том качестве, которое сегодня признанно как объект охраны, не просто сметена, а перемолота в мелкие бесформенные фракции, беспорядочно перемешанные.
Нынешнее российское законодательство об охране объектов культурного наследия ввело понятие «территория памятника». Территории памятников петербургского центра также сформированы безотносительно к историческим границам домовладений (дворовых мест) этих объектов. Часто границы этих территорий также сформированы по пятну застройки, часто эти территории составляют лишь часть исторического домовладения, потому, что объектом наследия признан не весь объект, а только отдельный его флигель, в других случаях территория памятника приближается к историческому земельному участку, но часто все же меньше его. Есть случаи и объединение в одной территории нескольких исторический домовладений или даже частей нескольких домовладений, что попадает в «резонанс» с общей ситуацией хаоса в структуре землепользования.
Не только земельные участки в кварталах, но и сами улицы терпят то же бедствие. В исторической центральной части Санкт-Петербурга отсутствуют красные линии, являющиеся границами земельных участков улиц. Это происходит вследствие отсутствия де-юре проектов планировки на эти районы. То есть администрация Санкт-Петербурга планы по планировке территории, разработанные в XVIII-XIX веках, которая по этим планам была реально распланирована и застроена, в качестве документов, на основании которых можно устанавливать границы существующих улиц, не признает. Там же где приходится локально проводить красные линии, проводятся они крайне бессистемно, с полным игнорированием исторических красных линий, то есть формально буквально по линиям домов, обводя все их случайные и неслучайные неровности, локальные выступы, отступы, приямки, крыльца и все подобное, что полностью обнуляет смысл формирования этих линий, как инструментов планировочного регулирования застройки.
Администрация Санкт-Петербурга не формирует земельные участки, а следовательно, не принимает в кадастровый учет и не регистрирует права на объекты общего пользования, в том числе на парки, сады и скверы, имеющие историко-культурную ценность. В итоге, как объекты имущества эти объекты де-юре не существуют. И потому они ничем не защищены от постоянных попыток вторжения на их территорию предприимчивых застройщиков, многочисленные примеры чего приведены выше.
В заключение хотелось бы ознакомить Вас с краткими тезисами о проблемах защиты Санкт-Петербурга как объекта всемирного наследия ЮНЕСКО (с точки зрения критериев Комитета всемирного наследия):

О соответствии объекта, включенного в Список всемирного наследия, требованиям и критериям Комитета Всемирного наследия

1. Отсутствие определения (идентификации) объекта на национальном уровне.
В законодательстве РСФСР и СССР на момент включения Санкт-Петербурга в Список всемирного наследия отсутствовало определение «достопримечательного места» («site») как объекта культурного наследия. Санкт-Петербург как объект всемирного наследия в соответствии с заявочным листом СССР (далее — Заявка) предлагалось охранять с помощью «зон охраны исторического центра» и «аналогичных документов» по пригородам (Заявка, пар. «Подтверждение подлинности и целостности»).
Необходимо отметить, что в соответствии с действовавшим на тот момент Законом РСФСР «Об охране и использовании памятников истории и культуры» (ст. 33)
«В целях обеспечения охраны памятников истории, археологии, градостроительства и архитектуры, монументального искусства устанавливаются охранные зоны, зоны регулирования застройки и зоны охраняемого природного ландшафта в порядке, определяемом законодательством Союза ССР и РСФСР».
Таким образом, зона охраны не может определять объект наследия, она устанавливается только лишь в целях сохранения такого объекта, находящегося ВНЕ ее территории.
Более того, зоны охраны, на которые ссылается Заявка, назывались не «зоны охраны исторического центра», а «Объединенные зоны охраны памятников истории и культуры в центральных районах Ленинграда». Появились они как следствие наложения друг на друга отдельных зон охраны отдельных памятников – архитектурных сооружений. Решение Исполкома Ленсовета об утверждении их границ и режимов от 30.12.88 № 1045 действует и про сей день. Граница объединенной охранной зоны памятников, утвержденная этим решением, совпадает с границей объекта «Исторический центр Санкт-Петербурга» (№1 в Заявке).
Зоны охраны памятников культуры ПРИГОРОДОВ Санкт-Петербурга, в отличие от зон охраны памятников в центральной части города, вообще не были утверждены. Согласно ст. 34 Закона РСФСР «Об охране и использовании памятников истории и культуры», зоны охраны должны были устанавливаться «Советами Министров автономных республик, исполнительными комитетами краевых, областных, Московского и Ленинградского городских Советов народных депутатов по согласованию с Министерством культуры РСФСР и Всероссийским обществом охраны памятников истории и культуры, а у нас по сей день имеются только лишь «временные» зоны охраны, установленные приказами КГИОП.
Вступивший в силу в июне 2002 года Федеральный закон «Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации» (далее – ФЗ «Об объектах культурного наследия...»), впервые привел номенклатуру охраняемых объектов к международной общепринятой. В соответствии со ст. 3 указанного ФЗ отдельным видом объектов культурного наследия являются:
«достопримечательные места — творения, созданные человеком, или совместные творения человека и природы, в том числе места бытования народных художественных промыслов; центры исторических поселений или фрагменты градостроительной планировки и застройки; памятные места, культурные и природные ландшафты, связанные с историей формирования народов и иных этнических общностей на территории Российской Федерации, историческими (в том числе военными) событиями, жизнью выдающихся исторических личностей; культурные слои, остатки построек древних городов, городищ, селищ, стоянок; места совершения религиозных обрядов».
Тем не менее задача определения объекта культурного наследия — достопримечательного места «Санкт-Петербург и сопряженные группы памятников», соответствующего ценности, заявленной в Список всемирного наследия, НИКЕМ и НИКОГДА не ставилась. Включение этой ценности в Единый государственный реестр объектов культурного наследия не планируется. Выявление и описание ее предмета охраны не производится.
Поскольку ценность была заявлена СССР, а правопреемницей СССР является РФ, очевидно, такая работа должна проводиться за счет средств федерального бюджета федеральными органами государственной власти. Однако Правительством РФ даже не принято Положение о Едином государственном реестре объектов культурного наследия, без которого вообще невозможно проводить работу по включению новых объектов в Реестр.
Вместо этого органы государственной власти Санкт-Петербурга в ходе подготовки проекта Генерального плана СПб внесли на рассмотрение общественности и Законодательного Собрания СПб, Министерства культуры РФ проект новых зон охраны «объектов культурного наследия на территории Санкт-Петербурга» (ст. 2 Закона СПб «О Генеральном плане СПб и границах зон охраны объектов культурного наследия на территории Санкт-Петербурга». В рамках этих зон охраны границы ОХРАННЫХ зон уже не совпадают с границами заявленной СССР ценности, а охватывают гораздо меньшую (примерно в два раза, а вначале планировалось – в три раза меньшую) территорию. Естественно, согласно ныне действующему законодательству, зоны охраны памятников не могут определять САМ ПАМЯТНИК, но лишь служат целям его защиты. То есть новые зоны охраны имеют ту же правовую природу, что и «старые».
Необходимость сокращения объединенной охранной зоны возникла именно в связи с принятием ФЗ «Об объектах культурного наследия...», поскольку согласно данному закону (п. 2 ст. 34) впервые было установлено, что на территории охранной зоны «в целях обеспечения сохранности объекта культурного наследия в его историческом ландшафтном окружении устанавливается особый режим использования земель, ограничивающий хозяйственную деятельность и запрещающий строительство, за исключением применения специальных мер, направленных на сохранение и регенерацию историко-градостроительной или природной среды объекта культурного наследия».
Естественно, перевод большей части охранной зоны центра, утвержденной решением Исполкома Ленсовета №1045, в зону регулирования застройки, разрешает масштабное новое строительство на этой территории.
2. Игнорирование заявленных границ объекта культурного наследия.
Ни один орган государственной власти в Российской Федерации не имеет в своем распоряжении официальную копию заявки СССР о включении Санкт-Петербурга в Список всемирного наследия с прилагавшимися к заявке графическим материалами, характеризующими заявленную ценность. Благодаря этому органы государственной власти Санкт-Петербурга в лице председателя КГИОП В.А.Дементьевой выступили с заявлением о том, что территория объекта всемирного наследия не определена, якобы графической части заявки не существовало (пример – письмо В.А.Дементьевой в Институт государства и права РАН от 11 апреля 2005 года № 7/817) и включили новые границы (уменьшающие объект в три раза) на утверждение в проект Генерального плана СПб. В ходе продолжавшейся более полугода общественной дискуссии и в результате угроз о постановке вопроса об исключении Санкт-Петербурга из Списка Дементьева и Матвиенко были вынуждены исключить тематику объекта всемирного наследия из проекта Генерального плана. Тем не менее существование границ этого объекта на всех уровнях вообще отрицается, поэтому требуется предоставление в Законодательное Собрание Санкт-Петербурга, Росохранкультуру и т.д. официально заверенных копий всех планов, представленных СССР в Комитет всемирного наследия.
3. Недостаточность правовых и организационных мер по охране объекта всемирного наследия.
В соответствии с ныне действующим законодательством на территории объекта всемирного наследия охраняются только лишь отдельные памятники истории и культуры – более 5 тысяч объектов, а также т.н. «выявленные объекты», сохраняющие статус памятников до рассмотрения вопроса об их включении в Реестр. Историческая застройка не определена как объект культурного наследия и сохраняется только лишь как окружение отдельных объектов. Согласно действующему законодательству (как и было прежде) памятники истории и культуры подразделяются на объекты федерального и регионального значения. Объекты федерального значения охраняются более строго на основании федерального закона, полномочиями по их охране наделены федеральные органы государственной власти, объекты регионального значения, выявленные памятники и объекты в зонах охраны находятся в ведении региональных властей, ответственность за их порчу установлена на гораздо более низком уровне. Правительство РФ единственным способом объединить усилия органов государственной власти в деле охраны памятников видит ПЕРЕДАЧУ полномочий органов охраны федерального уровня на уровень субъекта федерации, правда, без предоставления субъекту РФ соответствующих финансовых ресурсов. Первое соглашение о делегировании полномочий действовало у нас с 1997 года, оно сегодня утратило силу, а готовится новое соглашение, согласно которому все свои полномочия РФ делегирует Санкт-Петербургу. Естественно, что ни старое, ни новое соглашения не предусматривают никаких мер по охране объекта всемирного наследия, не выделяют эту задачу.
Таким образом, ни юридически, ни организационно охрана объекта всемирного наследия как единого целого не обеспечена и при нынешнем подходе не может быть обеспечена.
Для охраны этого объекта, (после его идентификации на национальном уровне) необходимо создать дееспособное подразделение федерального органа государственной власти с достаточным финансированием за счет средств федерального бюджета и соответствующими полномочиями.
Спасти ситуацию с обеспечением целостности и подлинности объекта возможно только лишь в том случае, если немедленно начать работу по превентивному определению параметров допустимого архитектурного вмешательства для каждого земельного участка на территории объекта всемирного наследия, с тем чтобы установленные правила не позволяли бы решением органов власти на основании любых экспертиз принять решение, основанное на сиюминутной финансовой заинтересованности. Такая задача пока не ставится органами власти Санкт-Петербурга и России, хотя весь цивилизованный мир уже имеет такого рода подробные дифференцированные регламенты для участков на территории исторических городов – от Бостона и Нью-Йорка до Парижа и Стокгольма, не говоря уже о Флоренции или Граце. Решение такой задачи в наших условиях требует как средств, так и воли государства.
Собственно говоря, это должно быть главной задача ПЛАНИРОВАНИЯ развития города Санкт-Петербурга, без решения которой наш объект всемирного наследия не будет надлежащим образом защищен с точки зрения критериев Комитета всемирного наследия.
Объявления
14 ноября 2017 г.
Защитим Тележную!
RSS-подписка
Петербургский ФотоКросс
Karpovka.net Петербург на 4kg.ru. Фото, история, бизнес, люди, улицы, ссылки  

Независимое общественное движение «Живой Город»

Независимое общественное движение «Живой Город»