Живой Город - движение за сохранение культурного наследия Санкт-Петербурга

С ТРЕВОГОЙ И БОЛЬЮ

Фото Е. В. Галенковского.
№ 9 1988 ЛЕНИНГРАДСКАЯ ПАНОРАМА
«Сберечь для потомков»
Т.И.ЛИХАНОВА
«.. .Мне тоже и дома знакомы. Когда я иду, каждый как будто забегает вперед меня на улицу, глядит на меня во все окна и чуть не говорит: «здравствуйте, как ваше здоровье? И я слава Богу здоров, а ко мне в мае месяце прибавят этаж». Или «я чуть не сгорел и при этом испугался» и т. п. Из них у меня есть любимцы, есть короткие приятели; один из них намерен лечиться это лето у архитектора. Нарочно буду заходить каждый день, чтоб не залечили как-нибудь, сохрани его Господи». Ф. М. Достоевский. «Белые ночи».
Город был для Достоевского источником вдохновения и неизменным главным героем. И наверное каждый, входя в фантастический мир самого петербургского писателя, подвергался искушению пройти дорогами его литературных персонажей. Ведь так узнаваемы для нас, ленинградцев, эти указатели-полунамеки, ведущие от Сенной через «В-й мост», над «Ек-й канавой», в «К-й» или «Ст-й» — переулки, с хроникальной точностью обозначены дворики и дома, лестницы и даже ступени — как своеобразные путеводные нити ведут они читателя к разгадке запутанных линий таинственной славянской души. Ведь топография романов — это не только маршруты героев, но и ключ к пониманию их действий, во многом предопределенных ассоциациями, чувствами и настроениями, рожденными Городом.
И как горько сознавать, что нитей этих становится все меньше и меньше, незаметно, день за днем обрываются наши связи с прошлым...
Судите сами. Из двадцати петербургских адресов Достоевского можно вычеркнуть теперь пять — эти дома снесены; часть зданий перестроили, лишив исторической достоверности, часть балансирует ныне на грани существования-исчезновения. До безобразного состояния доведены арендаторами Инженерный замок, где Достоевский жил и учился, и выдающееся творение В. А. Стасова — Троицко-Измайловский собор, хранящий память о скромном венчании Федора Михайловича и Анны Григорьевны Сниткиной.
Сегодня ленинградцы с тревогой и болью следят за судьбой одного из немногих оставшихся домов Достоевского— на Владимирском, 11. Именно здесь он родился как писатель, создав свой первый роман «Бедные люди».
Кроме историко-культурного значения здание имеет и несомненную архитектурную ценность, являясь характерным образцом рядовой петербургской застройки XVIII века, — у нас их остались единицы.
Глядя на удручающий современный вид дома и невольно сопоставляя его состояние с состоянием близлежащих зданий, задаешься закономерным вопросом: почему именно он оказался в таком критическом положении, в то время как соседи его, хоть есть среди них и постарше, хоть многие из них надстраивались и перестраивались, не вызывают у специалистов столь серьезных опасений?
В 1968 году часть дома подверглась капитальному ремонту. С другой же его части, нуждавшейся в безотлагательном укреплении, была снята кровля. В таком виде он простоял много лет. Это повлекло за собой полное разрушение средней стены и перекрытий, деформацию наружных стен, появление трещин на них. Жилищное управление не потрудилось не только законсервировать здание, но даже перекрыть воду. Подвалы были затоплены, гнили деревянные лежни фундамента, вымывался скреплявший его раствор — дом, по сути, стоял на «каше», что привело к дополнительной его осадке.
Мемориальная доска все больше диссонировала с обликом разрушающегося памятника и... как-то незаметно исчезла с его фасада. Впрочем, оказалось, что «таинственное исчезновение» имело вполне реальную почву — решение Ленгорисполкома о сносе здания. Но для горожан судьба дома по-прежнему оставалась неясной — ведь решение это не обнародовалось. И продолжали идти в местные руководящие органы письма от ленинградцев, обеспокоенных состоянием построек, связанных с жизнью и творчеством Ф. М. Достоевского. Какие же ответы они получали? Корреспонденция по этой теме, выходящая из Управления культуры и Ленжилуправления, заслуживает особого внимания.
В 1984 году заместитель начальника Управления культуры Ленгорисполкома М. П. Мудрова заверяет, что дома № 11 на Владимирском проспекте, № 23/8 на улице Гоголя и № 5 на 3-й Красноармейской находятся под охраной государства как памятники республиканского значения, «это гарантирует их сохранность». Заметим, что к моменту выхода «гарантийного письма» дома на 3-й Красноармейской уже давно не существовало (его разрушили в связи со строительством нового корпуса ЛИСИ), а чтобы узаконить намечаемый снос двух других зданий, Управление культуры пыталось убедить Министерство культуры РСФСР в необходимости снять их с охраны.
В другом письме, подписанном помощником заместителя председателя Исполкома Ленсовета Л. Орешкиной и датированном февралем 1987 года, сообщается, что «принимаются все возможные меры по сохранению зданий, связанных с именем Ф. М. Достоевского». В это же время заместитель начальника Жилищного управления ЛГИ Б. М. Павлов заявляет, что дом «в связи с аварийным состоянием основных конструкций подлежит разборке», а Управление культуры Ленгорисполкома вновь обращается в МК РСФСР с просьбой разрешить снос.
В марте 1987 года МК СССР официальным письмом запрещает разборку дома № 11 по Владимирскому проспекту и рекомендует принять незамедлительные меры по его сохранению.
Однако проходит еще один летний сезон, благоприятный для реставрации памятника, но ровным счетом ничего не делается для его спасения. Лишь в сентябре Исполком Ленсовета принимает решение о сохранении дома Достоевского и срочном его ремонте.
Без всякой помощи здание с трудом переживает еще одну тяжелую для него зиму. К тому времени состояние его настолько ухудшается, что уберечь от разрушения правую, самую многострадальную часть оказывается не под силу нашим специалистам, и МК РСФСР разрешает ее разборку с последующим воссозданием.
И вот нынешней весной, не имея проекта разборки, не поставив в известность Управление культуры, не пригласив на площадку ни одного архитектора или реставратора, строители попросту обрушили половину дома (хотя министерством допускалось разобрать лишь одну треть) — бульдозерами и тросами, словно имели дело не с памятником мирового значения, а с собственным сараем.
Несмотря на телеграмму МК РСФСР, запрещающую вести работы столь варварскими методами, и письмо Госстроя СССР, в котором предлагалось обсудить с общественностью целесообразность сноса флигеля, разрушение здания продолжалось. Межевая стена, отошедшая в своей верхней части на 10 сантиметров от фасадной, никак не была закреплена. Лестница, сохранявшаяся в неприкосновенности с XVIII века, получила сильные повреждения.
Тем не менее у дома Достоевского сегодня еще есть шанс на выживание. Но для того чтобы не упустить этот шанс, нужна консолидация сил всех ведущих специалистов для оперативного поиска методов спасения памятника, обеспечения высокого реставрационного уровня ведения работ, строгого и компетентного контроля за их ходом.
Объявления
14 ноября 2017 г.
Защитим Тележную!
RSS-подписка
Петербургский ФотоКросс
Karpovka.net Петербург на 4kg.ru. Фото, история, бизнес, люди, улицы, ссылки  

Независимое общественное движение «Живой Город»

Независимое общественное движение «Живой Город»